Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 4 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 04:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 4.
 
Сцена 17.
 
(Комната Мошкова в клубе. В ней находятся Мошков, Земнухов, Тюленин, Вася Левашов, Сергей Левашов, Загоруйко. Женя запер дверь комнаты на ключ. Тут же лежат мешки с подарками и почтой, украденные с немецкой машины. Ребята полезли осматривать мешки. Осмотр они начали с мешка, в котором была почта. Груды поздравительных писем, открыток, сложенных в пачки и аккуратно перевязанных шпагатом, высыпались на пол. Ваня Земнухов, стоя на коленях, внимательно рассматривал каждый пакет и передавал его товарищам.)
 
Сергей Тюленин: Сколько же Фрицев и Гансов не получат новогодних поздравлений.
Иван Земнухов (радостно, поправляя очки): А вот то, что больше всего доставит неприятностей немцу, отвечавшему за этумашину. Да, этот пакет они сегодня будут разыскивать.
Евгений Мошков: Уже, наверное, разыскивают.
Иван Земнухов (протянув Жене небольшой пакет, обернутый плотной бумагой с печатями): Штабная почта.
Евгений Мошков (переворачивая и рассматривая пакет со всех сторон, не решаясь сломать сургуч): Да... а.
Сергей Тюленин (нетерпеливо): Ломай его, чего смотрите, может что-нибудь интересное в нем есть.
 
(Женя посмотрел на всех. Осторожно сломал печать с выдавленным на ней орлом. Все с напряженным вниманием следили за тем, как Женя ломал одну за другой печати и осторожно разворачивал бумагу. Что там написано, никто понять не мог. Все по очереди разочарованно перебирали листки.)
 
Сергей Тюленин: Вот бы их через фронт переправить.
Василий Левашов: Да, жаль что нет рации, а то бы мы уж как-нибудь их перевели и если что-нибудь важное есть, передали бы содержание этих документов.
 
(Сережа Левашов в стороне молча рассматривает поздравительные письма. Тюленин раскрыл еще два мешка и вытащил их содержимое.)
 
Володя Загоруйко (обращаясь к Сергею Левашову и протягивая ему несколько листков из штабного пакета): Сергей, ты ведь немецкий язык в школе знал лучше всех.
Сергей Левашов (беря у Володи бумаги и вчитываясь в них): Те тексты, или подобные им, которые мы изучали в школе, я и сейчас бы свободно прочел, но здесь ведь военный текст, а мы о нем и не слыхали.
 
(Всё притихли и устремили взгляд на Сергея Левашова.)
 
Сергей Левашов (рассматривая одну из бумаг): Какое-то приказание командиру этой воинской части (указал он на номер), но содержание я тоже не пойму.
Евгений Мошков (аккуратно собирая всю почту): Да, мы сейчас ничего не сможем сделать, так что пусть пока полежат. Авось, когда-нибудь пригодится.
Иван Земнухов (обводя всех взглядом): Поздравительные письма, пожалуй, придется сжечь?
Василий Левашов (собирая их обратно в мешок): Конечно, что с ними возиться.
Володя Загоруйко: А что будем делать с посылками, сладостями, сигаретами?
Иван Земнухов: Все придется сохранить, а что может испортиться, нужно раздать сегодня же ребятам. Только надо сделать все осторожно, без шуму.
Евгений Мошков (беря одну из меховых курток): Меховые телогрейки пригодятся, когда придется ночью напролет дрогнуть в балке на морозе, ожидая немецкие машины. Они теплые. Совсем легкая, ее можно будет одевать под любое пальто и даже под пиджак, особенно, если он отцовский.
 
(Сергей Тюленин взял одну из посылок, аккуратно зашитую в белый мешочек и, достав перочинный ножичек, распорол ее. В пергаментной бумаге было сложено белое, сдобное печенье. Он достал несколько штук и чтоб не поломать, начал завертывать их в кусочек оторванной бумаги.)
 
Сергей Тюленин (улыбаясь, с нежностью и теплотой): Племяннику Валерке понесу, ему уже третий год пошел, а бедняга еще и сладкого во рту не держал.
Иван Земнухов: Да ты побольше возьми.
Сергей Тюленин: Не надо, а то он меня выдаст. Потом попробуй доказать матери, где я все это взял. Немножко дать можно, никто не узнает.
 
Сцена 18.
 
(Комната Мошкова в клубе. В ней находится Мошков. Заходит взволнованный Земнухов.)
 
Иван Земнухов: Как хорошо, что я тебя застал здесь.
Евгений Мошков (приподнимаясь со стула, встревожено): А что случилось?
Иван Земнухов: Да теперь ничего, а могло случиться, если бы я тебя не нашел. Дирекциона взрывать мы не будем. Надо немедленно все приостановить.
Евгений Мошков: А что?..
Иван Земнухов: Нам не разрешили этого делать.
Евгений Мошков: Как же мы теперь всем объясним?
Иван Земнухов: Объяснить мы объясним, но разочарования будет много. С таким нетерпением они ждут этого взрыва. Да, жаль, придется разочаровать. Но ничего не поделаешь. А теперь ты скажи своим ребятам, что они могут спокойно встречать Новый Год и приходи с ними на вечер.
Евгений Мошков: Нет, я не приду на встречу Нового года. Ты меня совсем огорошил.
Иван Земнухов: Ну вот еще! Придешь.
Евгений Мошков: Нет, нет, Ваня, ты лучше и не уговаривай. Какой уж там вечер!..
Иван Земнухов: Отменять его нельзя. Это вызовет ненужные подозрения.
Евгений Мошков: Зачем же отменять? Разве без меня он сорвется? Ты вот лучше скажи, как объяснить ребятам - почему не будем взрывать?
Иван Земнухов: А так, как и мне объяснили: в возможности взорвать сомнений особых нет, план наш вполне осуществим. Но последствия его мы немного не учли.
Евгений Мошков: Что именно?
Иван Земнухов: Да то, что если бы мы выполнили этот план, и население города лишилось своего славного руководства, а Германия - десятка паршивых не пригодных для фронта офицеров, пользы от этого было бы мало. Конечно, это было бы все-таки неплохо, но через день или даже, два нашелся бы и новый комендант, и новый начальник полиции, и, даже, новый голова города. Но что было бы с жителями? Виселицы, расстрелы, зверства… вот что ожидало бы их.
Евгений Мошков: Да, этого мы не предусмотрели... Короче говоря, мы посмотрели прямо перед собой, рассчитали все на сегодня, но не подумали о том, что будет завтра. А как же других, кто выполняет это задание, ты уже успел предупредить?
Иван Земнухов: Нет, но это уже не страшно. Как это ни странно звучит, но моя задача состоит сегодня в том, чтобы успеть сохранить жизнь самых ненавистных нам зверей.
Евгений Мошков: Но они стоили бы жизни сотен дорогих нам людей!
Иван Земнухов: Вот именно! Нужно было бы предупредить еще Туркенича. Но теперь уже поздно.
Евгений Мошков: Он все равно должен быть в дирекционе, как участник концерта. О том, что выведет оттуда невинных людей и сам не будет на банкете - он не пожалеет.
Иван Земнухов: Но похищение знамени не отменяется.
Евгений Мошков: Иначе Сергея Тюленина на весь 1943 год разочаровали бы.
Иван Земнухов: Представь себе, что ради этого оставим и выход его группы за город. Ты знаешь, я нутром, чувствую, что он успеет и там побывать, если все удачно обойдется со знаменем.
Ведущий: Рано утром 1 января 1943 г. начались облавы и аресты молодогвардейцев. В 9 часов в клубе дирекциона был схвачен Женя Мошков, а затем на квартире арестовали Виктора Третьякевича. В двенадцать часов дня взяли Земнухова. Фашисты попали в сердце организации, арестовав трех ее руководителей. Туркенич узнал об арестах от Сергея Тюленина и решил созвать заседание штаба. Собирались недолго. Настроение было подавленное. Даже Сергей Тюленин и Люба Шевцова сидели молча в ожидании своих товарищей.
 
Сцена 19.
 
(Комната в доме Сергея Левашова. В ней находятся Туркенич, Тюленин, Громова, Кошевой, оба Левашовы, Шевцова, Арутюнянц.)
 
Сергей Тюленин: Ну, мы им, гадам, покажем.
Ульяна Громова: Показать им, очевидно, ничего не удастся, организацию кто-то предал. Когда приезжали в клуб дирекциона, у них был список, в котором были и ты, Сережа и ты, Олег, и Левашовы, и Люба, и многие ребята.
Люба Шевцова: Если бы узнать этого подлеца! - зло сказала Люба.
Иван Туркенич: О ком же им стало известно, Уля?
Ульяна Громова: Сейчас трудно сказать потому, что в этом списке были те, кто работает в клубе дирекциона, а о ком они еще знают...
Георгий Арутюнянц: Когда всех арестуют, будет поздно. Нам сейчас нужно связаться с коммунистами и вместе с ними решить вопрос об освобождении ребят.
Иван Туркенич: Друзья, обстановка сложилась очень трудная и сейчас, как никогда, нам нужна была бы связь с подпольной партийной организацией, но, к сожалению, нет ни Земнухова, ни Мошкова. Я, Жора, об этом тоже сразу подумал, но есть и еще одно серьезное препятствие, почему мы сейчас не можем пойти с ними на связь. Мы не имеем права рисковать теперь их организацией.
Сергей Тюленин: Конечно, нас наверняка всех в списки включил какой-то мерзавец...
Люба Шевцова: Значит, кто-то в организации оказался предателем.
Олег Кошевой: Не хочется этому верить, ребята, неужели среди наших ребят мог найтись такой человек?
Ульяна Громова: Видишь ли, Олег, нам сейчас не приходится в этом сомневаться, это факт. Никто другой при наших условиях конспирации не смог бы выдать так много ребят. А поэтому не будем сейчас голову ломать, подозревая кого бы то ни было. Мне кажется, у нас нет никаких оснований в ком-то видеть предателя. Работали мы честно, и, если нужно будет, так же честно и ответим за свои дела.
Иван Туркенич: Сейчас главное, что нам нужно решить - это сказать всем членам организации, что дальше делать. Они ждут от нас этого, и мы должны дать им ясный ответ.
Сергей Тюленин: Разгромить ночью полицию и освободить ребят, не можем мы бросить их...
Иван Туркенич: Но ты посмотри, что делается сейчас в городе. Кругом немцы, полиция... И откуда их столько набрали.
Олег Кошевой: Полицию перевели на казарменное положение, теперь они не упустят возможности расправиться с ненавистной им «Молодой Гвардией».
Иван Туркенич (вставая): Выход только один. Мы должны отдать приказ о том, чтобы все участники нашей подпольной организации расходились из Краснодона. Другого выхода нет. Как мы ни любим друзей наших, схваченных полицией, но мы в ответе и за судьбу оставшихся молодогвардейцев, которых еще не успели забрать.
 
(Все молчали.)
 
Олег Кошевой: А как же они?
Иван Туркенич: Иного выхода нет, спасти мы их не сможем. Сила слишком неравна. Мы погубим и всех остальных. Уходить всем немедленно, в том числе и членам штаба, а приказ наш нужно немедленно передать через связных по всей организации.
Ведущий: Почти весь январь шли повальные обыски и аресты в городе. В руках полиции и немцев было более пятидесяти молодогвардейцев. После жесточайших пыток и издевательств были казнены: Иван Земнухов, Виктор Третьякевич, Сергей Тюленин, Ульяна Громова, Анатолий Попов, Борис Главан, Олег Кошевой, Владимир Загоруйко, Сергей Левашов, Михаил Григорьев, Антонина Мащенко, Евгений Мошков, Любовь Шевцова, Виктор Субботин, Николай Сумской, Владимир Осьмухин, Майя Пегливанова, Антонина Елисеенко, Владимир Жданов, Лидия Андросова, Виктор Петров, Василий Гуков, Леонид Дадышев, Александра Дубровина, Василий Пирожок, Юрий Виценовский, Нина Герасимова, Клавдия Ковалёва, Владимир Куликов, Виктор Лукьянченко, Демьян Фомин, Евгений Шепелев, Анатолий Орлов, Семен Остапенко, Антонина Иванихина, Лилия Иванихина, Василий Бондарёв, Александра Бондарёва, Антонина Дьяченко, Николай Жуков, Ангелина Самошина, Анна Сопова, Анатолий Николаев, Дмитрий Огурцов, Александр Шищенко, Николай Миронов, Павел Палагута, Надежда Петля, Нина Кезикова, Евгения Кийкова, Геннадий Лукашов, Нина Минаева, Надежда Петрачкова, Юрий Полянский, Владимир Рогозин, Нина Старцева, Василий Ткачёв, Георгий Щербаков.
 
(Звучит песня «Вы жертвою пали...»).
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz