Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 43 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 18.12.2017, 14:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Продолжение книги Владимира Минаева "Молодая гвардия": опять предательство?"
Страница 43.
 
 
В 8-й серии телефильма («Роковой август») Резун говорит: «…Сидят эти паханы, пять человек (члены Политбюро ЦК ВКП(б) – В.М.) ... и они говорят: «Вот в такой-то день мы начнем». <...> 22 июня началась какая-то очень странная война, к которой мы не готовились. <…> «Сталин принял решение начать войну 19 августа 1939 года. И это шло оттуда: сверху-сверху-сверху и должно было завершиться нашим нападением на Германию 6 июля 1941 года. Сейчас вот так показать эту бумагу я не могу. Но история меня оправдает. Будет время, когда эту бумагу найдут».
Авторы фильма следом за Резуном рассказали о тех мировых событиях и сделали вывод: когда «запахло войной, всего-то и надо было от Сталина: объявить миру, что в случае нападения Германии на Польшу, Советский Союз не останется в стороне и защитит своих соседей – братьев славян. И Гитлер не решится напасть…».
Рассуждают как слепые о красках. Ведь давно известно, что Гитлер на совещании германского генералитета 23 мая 1939 года сказал: «Данциг отнюдь не тот объект, из-за которого все предпринимается. Для нас речь идет о расширении жизненного пространства на Восток… И остается решение: при первом же подходящем случае напасть на Польшу». А 22 августа на секретном совещании с высшим генералитетом в Берхгофе Гитлер конкретизировал: «Вероятно, никогда не будет снова человека, который был бы наделен такой властью и пользовался бы доверием всего немецкого народа, как я… Наши враги – люди ниже посредственных, это не деятели, не хозяева, это червяки». <…> Теперь мы можем нанести удар в самое сердце Польши – я распорядился отправить на Восток мои отряды СС «Мертвая голова» с приказом без пощады и жалости уничтожить мужчин, женщин и детей польского происхождения…». <…> Договор с Советским Союзом предназначен, чтобы выиграть время, и в дальнейшем, господа, с Россией случится то же самое, что я проделаю с Польшей. Мы разгромим Советский Союз». (Алан Кларк. «Барбаросса». Русско-Германский конфликт 1941-1945 гг. – Лондон, 1965, с. 57).
Уже этого сообщения английского историка было бы достаточно, чтобы разоблачить во лжи Суворова-Резуна и не писать никаких опровержений.
Другой английский военный теоретик и военный историк, главный редактор 8-томной «Истории второй мировой войны» Базиль Лиддел Гарт сказал: «Гитлер не мог отступить в польском вопросе без серьезного ущерба для своего престижа. К тому же убежденность Гитлера, что английское правительство не рискнет начать явно безнадежную борьбу за сохранение Польши и, по существу, не хочет соглашения с участием России, вновь окрепла благодаря тому, что в конце июля Чемберлен начал с ним конфиденциальные переговоры через своего доверенного советника сэра Горация Вильсона об англо-американском пакте, который «дал бы Англии возможность освободиться от своих обязательств перед Польшей» (Логинов Ю.И. От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. Перевод с англ. – М., Политиздат, 1988, с.23).
Невежество авторов фильма выявляет и тогдашнее поведение Польши. Когда 18 августа 1939 г. послы Англии и Франции, посетив польского министра иностранных дел Юзефа Бека, призвали его разрешить советским войскам пройти через польскую территорию к границам Германии, тот в ответ заявил 20 августа: «Я не допускаю, что могут быть какие-либо использования нашей территории иностранными войсками. У нас нет военного соглашения с СССР. Мы не хотим его».
Вполне откровенно высказалось варшавское радио: «Польша никогда не имела желания к какому-либо сотрудничеству с Россией и повторяет свое неизменное «Нет!» Она считает, что Советы не могут быть подходящим партнером в европейской политике».
Еще в 1934 г. руководитель Восточного отдела МИД Польши Шетцель пояснил представителю Болгарии вспыхнувшие расчеты Польши: «если на Дальнем Востоке разразится война, то Россия будет разбита, и тогда Польша включит в свои границы Киев и часть Украины».
А гитлеровская Германия готовила захват Польши в 1936 году. Но разработку стратегического плана вооруженной агрессии, именуемого «Вайс», закончила к апрелю 1939 г. Подписанный 11 апреля этот план предусматривал внезапность, быстроту действий и, по завершении разгрома Польши, поставить под свой контроль Литву и Латвию.
В начале августа 1939 г. посол Германии в Лондоне Дирксен доложил Риббентропу, что первым пунктом программы переговоров с английскими дипломатами во главе с сэром Г.Вильсоном было заключение договора о ненападении. Советник германского посольства Кордт в итоговом донесении в Берлин писал, в частности: «Великобритания обещает действовать в том направлении, чтобы Франция расторгла союз с Советским Союзом и отказалась бы от всех своих связей в Юго-Восточной Европе. Великобритания обещает прекратить ведущиеся в настоящее время переговоры о заключении пакта с Советским Союзом…».
К 14 августа 1939 г. стало ясно, что переговоры в Москве никакого результата не дадут и правящие круги Англии готовы предать Польшу.
А тем временем имперский министр иностранных дел фон Риббентроп забросал своего посла в Москве телеграммами с требованием добиться от Молотова согласия на встречу с ним. 19 августа Риббентроп писал послу в Москве фон Шуленбургу: «Германо-польские отношения изо дня в день становятся все более острыми. Мы должны принять во внимание, что в любой день могут произойти столкновения, которые сделают неизбежным начало военных действий». И потому «…мы крайне заинтересованы в том, чтобы мой визит в Москву состоялся немедленно».
И снова Резун: «…19 августа 1939 года состоялось заседание Политбюро, но это было тайное заседание…». Это, мол, 50 лет опровергают официальные источники. Но «будущие историки найдут эти материалы».
И о чудо! Синельников воскликнул: «Нашлись таки, нашлись эти материалы! Более чем через полвека нашлись в архиве со скучным названием «Центр хранения историко-документальных коллекций», бывший особый архив СССР, фонд 7, опись 1, документ 1223».
Даже не историк, а просто здравомыслящий человек понял, что зачитана грубо сфабрикованная фальшивка. Авторы ее не только не знают истории, но и правил оформления документов. В фальшивке нет ни ее названия, ни автора, адресата, номеров архивного дела и листа. Это плод дремучего невежества авторов фильма, или злой умысел.
Суворов-Резун, невежественные историки и журналисты нередко обвиняют Сталина за пакт с Германией 1939 года. Сталин в выступлении 3 июля 1941 г. сказал: «…Ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп».
Западногерманский эксперт по проблематике 1939 года Ингеборг Фляйшхауэр, автор книги «Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива Германской дипломатии. 1938-1939». (Перевод с немецкого. – М., Прогресс, 1991. 480 с.), скрупулезно изучила этот вопрос (в ее труде содержатся ссылки на 1329 документов и пояснений) и отмела тяжкие упреки в адрес Советского Союза. Вот лишь несколько ее фраз.
«В ходе переговоров с Риббентропом советская сторона продемонстрировала свою заинтересованность в мирном урегулировании мирового кризиса вообще и дипломатическом улаживании конфликта с Польшей в частности, выдвинув на обсуждение идею международной конференции и заручившись обещанием Риббентропа о том, что Советский Союз (на этот раз) сможет участвовать в подобной конференции» (с.291).
«Вопрос о том, в какой мере эти предложения (Гитлер «бомбардировал Сталина глобальными территориальными предложениями») впечатлили Сталина и оказали на него влияние, тоже остается предметом умозрительных спекуляций. Документы на сей счет не дают оснований для интерпретаций в позитивном смысле. А все то, что выдавалось за подтверждения (вроде, например, сообщений о речи, произнесенной Сталиным на заседании Политбюро вечером 19 августа), на поверку оказалось фальсификациями» (с.354).
«…Государственный интерес Сталина при заключении германо-советского пакта состоял в политике умиротворения, сам пакт являлся прежде всего инструментом советской политики умиротворения. Политики, диктовавшейся в первую очередь побуждением – задачей предотвращения войны, в которой народам социалистического Советского государства пришлось бы, как и в первой мировой войне, проливать кровь за чужие интересы. Целью этой политики было так же предотвращение международных осложнений с непредсказуемыми для существования Советского государства последствиями. Таков был характер политики умиротворения…» (с.357).
«Политика невмешательства стран Запада означала, как считал Сталин, «попустительство агрессии, развязывание войны», которая неизбежно превратится в мировую войну. Так под прикрытием невмешательства западные страны охотно позволили бы Японии вести войну с Китаем, «а еще лучше с Советским Союзом», а Германии – увязнуть в европейских делах, втянуться в войну с Советским Союзом» (с.97).
Не в бровь, а в глаз угодил Сталин еще в марте 1939 года. И эта правда заставляет сегодня Запад оббрехивать СССР, чтобы снять с себя вину за развязывание Второй мировой войны.
Лжеисторики и невежественные политики сознательно замалчивают и авторитетные суждения японского историка, советолога, профессора Хироми Тэратани. В беседе с собкором «Комсомольской правды» Н.Б.Цветковым он, к примеру, сказал: «Нередко можно встретить утверждение, что в союзе Сталина с Гитлером нет ничего удивительного, поскольку, мол, большевизм и нацизм – «одного поля ягоды». Подобные мысли высказывают, например, такие известные американские советологи, как З.Бжезинский и Р.Пайпс. Я с этим решительно не согласен. Нацизм и большевизм – «генетические враги». Собственно, нацизм и возник во многом как реакция на «коммунистическую угрозу». И стратегический союз между ними был невозможен, а возможным оказался лишь зыбкий компромисс.
<…> В данном случае Сталин проявил себя государственным деятелем высшей квалификации. … Не будь пакта о ненападении, судьбы мира сложились бы по-иному, и отнюдь не в пользу СССР.
Заключив договор с Германией, Советский Союз спутал карты всех своих противников. Технически это было выполнено просто ювелирно. Были перечеркнуты планы англичан, заигрывавших и с Германией и – в меньшей степени – с СССР, а на деле пытавшихся стравить их между собой.
Но наибольший шок перенесла Япония. Союзница фашистской германии в борьбе за «новый порядок» в мире, Япония получила 23 августа 1939 года страшный удар. Никогда – ни до, ни после – в истории не было случая, чтобы японское правительство уходило в отставку по причине заключения договора двух других государств между собой. Здесь же отставка последовала незамедлительно.
<…> Так что обвинять Сталина в том, что он сделал неверный ход, не приходится. Договор, несомненно, изменил соотношение сил в мире в пользу СССР и действительно дал Советскому Союзу два «лишних» мирных года…» («Комсомольская правда», 2.09.1989 г.).
Недавно англичанин Марк Арпольер-Фостер в манчестерской газете «Гардиан» в статье «Войну можно было остановить» писал, что рассекреченные с 1 января 1970 года документы показывают, что Вторая мировая могла не возникнуть. Для этого требовалось, чтобы правительство Чемберлена поняло, что союз между Англией, Францией и СССР был способен предотвратить катастрофу, так как Гитлер не смог бы пойти на риск вооруженного конфликта с крупными державами на двух фронтах. Эти документы снова засекретили и возобновили психические атаки в продолжающейся «холодной войне», чтобы доказать, как утверждает английский историк Батлер, будто договор «сыграл решающую роль в развязывании войны, которая, по твердому убеждению коммунистов, могла быть использована в целях осуществления их революционной стратегии».
Такие суждения недругов Советского Союза не изменили ни реальная действительность, ни время. Напротив, ныне они получили четко предписанную идейную направленность: выпячивать «коварного Сталина», как виновника Второй мировой войны, показывать его инициатором «беспрецедентного нарушения норм международного права», преуменьшить тяжесть вины Германии и показывать западных союзников спасителями планеты. Пропагандистское обеспечение этих установок добросовестно выполняют Суворов-Резун, авторы фильма «Последний миф» В.Синельников и И.Шевцов и множество их сообщников.
Эти криводушные, притворяясь наивными, ловко используют в корыстных целях торжествующие нынче отступничество и предательство. На деле они хорошо знают:
И все от корки и до корки,
Что в книгу вписано вчера,
Все с нами – в силу поговорки
Насчет пера
И топора…
                     (А.Твардовский. За далью – даль)
И ни в каких кострах «очищения» не сгорят исторические факты. В частности и вот эти.
«Решение Гитлера напасть на Россию было самое лучшее известие, которое Черчилль получил на протяжении долгого времени», – написал приближенный к Черчиллю Эмриз Хьюз.
Американские военные руководители считали, что «Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимально, возможно, три месяца задачей разгрома России». Английские военные круги считали, что оккупация немцами Украины и Москвы «потребует самое меньшее три, а самое большее шесть недель». (Р.Шервуд. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца. – М., 1958, т.1, с.495, 496).
В дни, когда гитлеровские армии удачно наступали на Восточном фронте, Уинстон Черчилль записал в дневнике: «Я встаю утром и молюсь, чтобы Сталин был жив, здоров. Только Сталин может спасти мир!».
До начала 1944 года на советско-германском фронте сражалось от 153 до 201 немецкой дивизии, против союзников (войск Англии и США) – от 2 до 20 дивизий. Красная Армия уничтожила, разгромила, взяла в плен 606 немецких дивизий и дивизий стран-саттелитов Германии. Англия и США разбили в Западной Европе, Северной Африке и Италии 176 дивизий.
Советник посольства США в Москве Коннан, наблюдая из окна за ликованием москвичей в день Победы 9 мая 1945 года зловеще произнес: «Ликуют. Они думают, что война кончилась. А она еще только начинается».
Давая показания на Нюрнбергском процессе руководитель прессы и радиовещания Германии Г.Фриче признался: «Никаких оснований к тому, чтобы обвинять СССР в подготовке военного нападения на Германию, у нас не было».
И, наконец, авторитетное заключение Ингеборг Фляйшхауэр: Сталину «была навязана опасная, длительная и изнурительная война за сохранение созданной им системы. И несмотря на новейшие спекуляции, совершенно отсутствуют доказательства каких-то иных, скрытых расчетов Сталина в то время (например, советских агрессивных планов)» (с.367).
Сегодня совершается бездна преступлений перед историей. Вот нелепо лгавшие типичные представители категории суперлжецов. Полуграмотный офицер (по характеристике генерал-полковника А.Павлова) изменник Родины Резун и автор фильма Синельников в 14-й серии «Тот самый Жуков» развенчивали, низвергали, обвиняли великого полководца. Резун говорил: «Это был человек потрясающей жестокости. Такой жестокости, видимо, в нашей истории не было никогда… И когда нам сейчас рассказывают, что армия любила Жукова, то я с этим не согласен». «…Как только войска узнавали, что появился Жуков, то это означало, что здесь будет наступление. И наступление жестокое, и останется живой только тот, кто будет ранен. Раненный – значит живой. А не раненный – значит убитый. Беречь людей Григорий Константинович не умел… Они для него – ничего… Люди? Ну пусть погибнут люди».
Лжеисторик Борис Соколов подлил масла в огонь: «Эйзенхауэр спросил у Жукова: как вы производили разминирование. Жуков объяснил: мы бросали в атаку пехоту на эти минные поля; солдаты, когда они пробегали, они подрывали противотанковые мины. Гибли, но подрывали эти мины». Только нездоровая психика может родить такой бред.
Если «цивилизованные» граждане в Англии и США, да и во всем мире гордятся своими полководцами, нередко превозносят даже до небес, то наши продувные проходимцы от исторической науки затаптывают в грязь истинных спасителей мира от коричневой чумы. Но никакие эйзенхауэры, монтгомери, манштейны и гудерианы не могут сравниться по полководческой гениальности с Маршалом Победы Г.К.Жуковым.
Маршал Советского Союза А.М.Василевский, воевавший вместе с Жуковым, написал: «Сила полководческого искусства и воля Г.К.Жукова особенно ярко нашли свое проявление в гигантских сражениях 1943-1945 годов. <…> Характерной чертой было его постоянное стремление научить командующих и войска искусству побеждать врага с наименьшими потерями и в короткие сроки».
Во время берлинской операции в телефонном разговоре со Сталиным Жуков сказал, что хотелось бы больше сберечь людей. На что Сталин ответил: «Возьмем ли мы Берлин 2-го или 3-го мая, это не имеет большого значения. Я с вами согласен, что надо жалеть людей: мы меньше потеряем солдат».
Резун: «В любой нормальной человеческой стране Жукова после войны судили бы за 41-й год. А у нас не судили».
Синельников зачитал выдержку из «Ледокола»: «Позор 41-го Жукова как бы не коснулся. Он чист. Но если тот позор не пал персонально на чью-то голову, то пал он на все наши головы. И гуляет по миру мнение, что ни на что не способны эти русские, и воевать они не способны. Подвиги нашего народа заслонены тысячами позорнейших фактов начала войны, которым нет объяснений кроме нашей тупости и глупости. И если мы не разберемся, кто виновен в катастрофе 41-го, то так нам и ходить в дураках. Всем! Детям нашим и их внукам».
Нужно отдать должное Резуну и Синельникову за их откровенное признание в том, что они, их дети и внуки ходят в дураках. И осудить за осквернение плутовским приемом русского народа, который будто бы ни на что не способный, тупой и глупый. Такое поругание народа отметает авторитетная, объективная и неотразимая оценка русского народа грузином И.В.Сталиным: «он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза… у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение… и доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, – над фашизмом».
В Соединенных Штатах Америки не нашлось мерзавцев, которые причиняли бы нравственные мучения американскому народу за «День позора», как оценили в США события в Пирл-Харборе. «Правительство Соединенных Штатов, затеяв сложную дипломатическую игру с целью вызвать нападение Японии на СССР, подверглось той участи, которую готовили другим» (Яковлев Н.Н. Загадка Пирл-Харбора. – М., 1968, с.161). США оказались не подготовленными к отражению внезапного удара. Японские агрессоры одерживали одну победу за другой. В течение первых месяцев войны японцы оккупировали территорию, на которой проживало 150 млн. человек. Только осенью 1943 года, через полтора года войны, американцы смогли вести успешное наступление на японскую армию.
В противоположность этим событиям на советско-германском фронте части Красной Армии упорно сопротивлялись агрессору, временами нанося контрудары противнику. К примеру, в районе Новоград-Волынского был нанесен большой урон 6-й армии и 1-й танковой группе немцев. На втором месяце войны Красная Армия разгромила немецкую группировку войск под Ельней. В самом крупном сражении лета 1941 года – Смоленском, группа немецких армий «Центр» была остановлена на 2 месяца. Сражение за Киев продолжалось 70 дней, героическая оборона Одессы длилась 73 дня, Севастополя – 250 дней.
На пятом месяце войны, 7 ноября 1941 года, под носом у фрицев (так называли тогда гитлеровцев) на Красной площади в Москве состоялся военный парад, посвященный 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. На мавзолее Ленина стояли Сталин и все руководство страны. Более чем миллионная группировка отборных гитлеровских войск была разгромлена под Москвой. В ходе контрнаступления Красная Армия полностью разбила 11 танковых, 4 моторизованных и 23 пехотных дивизии немцев. Результатом великой битвы под Москвой стало и то, что Гитлер с декабря 1941 г. по апрель 1942 г. снял с занимаемых постов 35 генералов, в том числе Гудериана, Гепнера, фельдмаршалов Браухича, Лееба, Бока и Рундштедта.
Лжеисторики с железобетонными душами о погибших защитниках Отечества говорят как простые бухгалтеры, щелкая костяшками счётов. Вот украинский профессор Владимир Ефимович Король при обсуждении телефильма «Последний миф» сказал: «Благодаря Суворову невольно или вольно мы узнали трагическое начало войны и, самое главное, узнали судьбы миллионов солдат, о которых наши бы военные историки, в том числе и наше КГБ и ГРУ, Генштаб и т.д. молчали бы еще десятки лет. А так мы узнали их трагическую судьбу. А это ни мало ни много, а 16 миллионов 200 тысяч рядовых погибло, 1 миллион 200 тысяч офицеров, 3-4 миллиона пропали без вести и 4 миллиона военнопленных. Вот благодаря Суворову мы это узнали».
Историк Борис Соколов в телефильме С.Сорокиной (НТВ, 23.06.2000) изрек такое: «Наши потери были где-то порядка 26 миллионов погибших и умерших в плену. Это военнослужащих только Красной Армии. У немцев где-то было на Восточном фронте потери 2,6 миллиона. То есть в десять раз меньше».
Эту заумь, глупость, белиберду лжеисторика активно поддержал писатель Д.Гранин. А в телепередаче Е.Киселева кинорежиссер Петр Ефимович Тодоровский ляпнул: «Мы потеряли 20 миллионов молодых людей… Немцы, воюя с 39-го года, потеряли около 7 миллионов».
Ответом этим и тысячам других невежественных интеллектуалов может служить высказывание известного писателя, философа, участника Сталинградской битвы Юрия Васильевича Бондарева: «…Западно-европейские и американские СМИ, а также наемники «пятой колонны» внутри России, сгорающие страстной ненавистью к Советской Армии, а значит – к советскому народу, вожделеющие опаскудить мировое величие нашей Победы, тщатся доказать, что мы выиграли войну роковой гибелью России, и доводят число советских боевых потерь до 30, 50, 60, 70 и, наконец, до 100 миллионов человек. Ошеломительные цифры кажутся какой-то слабоумной игрой лжеправдолюбцев от политики, нечистоплотность которых плохо отмываема…
Из небытия, из озлобленной фантазии возникло 30 миллионов погибших воинов. Иначе выплеск ненависти к нашей армии показался бы малодейственным.
Истинная цифра погибших установлена – 8 миллионов 668 тысяч 400 солдат и офицеров. Общие же наши людские потери в Отечественной войне – около 27 миллионов, но это с учетом гражданского населения, которое стало жертвой неслыханных жестокостей гитлеровцев».
Истинную цифру потерь Советских Вооруженных Сил Ю.Бондарев не высосал из пальца, а взял из широко распространенных результатов многолетних статистических исследований большого коллектива Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Данные исследования весьма обширные, в том числе по видам людских потерь. Установлены и общие людские потери Вооруженных Сил Германии на советско-германском фронте – 6.923.700 человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725.800 человек. Потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев, власовской РОА и ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек. Общие безвозвратные потери ВС Германии, ее союзников и «добровольцев» на советском фронте составляют около 8,7 миллиона человек.
Давно метко выражена истина: после побоища на поле былого сражения приходят мародеры и историки. Сегодня есть все основания, чтобы осовременить афоризм так: на поле былого сражения нередко приходят мародерствующие политики и лжеисторики, которые рассуждают о свершившемся, как слепые о красках.
 
Резун как реинкарнация унтера Пришибеева.
 
Религия и философия Древнего Востока утверждают, что душа многократно перевоплощается в тела разных людей. В бессмертность души и в ее перевоплощение верили древнегреческие философы Сократ и Платон, нидерландский философ Спиноза, немецкий – Шопенгауэр. Католическая церковь не осуждала учение о перевоплощении – реинкарнации. По этому учению будто умерший возрождается в другом человеке, душа возвращается к земному существованию. Форма перерождения живого существа со всем его жизненным путем определяется его деяниями, мыслями, чувствами. То есть минувшая жизнь, генетическая информация предков влияют на характер нового воплощения.
Подтверждением этого может служить современный В.Резун. Признаки реинкарнации проявились, например, в его «высокоодаренности». Его родной брат в беседе с журналистом А.Ткаченко рассказал, как Вовик после 4-го класса поступил в Суворовское училище. Наперекор родителям он «пошел в военкомат и все уже пробил там: и медкомиссию, и документы сдал. И пришел домой и сказал, что завтра он едет поступать в Суворовское училище. То есть он отца с матерью поставил перед фактом». Значит, военные комиссары оказались олухами царя небесного, и ребенка без согласия родителей оторвали от семьи.
А вот его самооценка: «В 22 года я попал в номенклатуру ЦК КПСС. И это – рекорд! Сын Сталина – в 27 лет, а я – в 22. Такого не было никогда! В 22 года в номенклатуре ЦК Коммунистической партии Советского Союза… Две звездочки было. Номенклатура ЦК! Так вот, в армии нужно быть командиром дивизии, генерал-майором, чтобы быть в номенклатуре ЦК».
Сегодня он ученый, профессор и известный писатель. Собственную значимость он подтвердил так: «Против меня написано 32 книги. 32! Про кого много пишут книг? Про Сталина, про Гитлера. Вот про меня. Вот в хорошую компанию я попал. 32 книги! Это доказательство того, что я задел какие-то струны. Я задел какие-то вот важные нервы и самосознание моего народа. Государственного самосознания, если люди так реагируют. С одной стороны, покупают книги мало, но «Ледокол» издавали миллионами. Но другие книги тоже покупали какими-то тиражами: 10 тысяч, 30 тысяч, миллион, полмиллиона, полтора миллиона. Но все-таки покупают. И критики никак не могут успокоиться. Поэтому я продолжаю свою работу».
В импульсивной натуре Резуна, в складе мыслей, вздорности угадывается чеховский унтер-офицер Пришибеев. Тот о себе рассказывал так: «Я не мужик, я унтер-офицер, отставной каптенармус, в Варшаве служил, в штабе-с, а после того, изволите знать, как в чистую вышел, был в пожарных-с, а после того по слабости болезни ушел из пожарных и два года в мужской классической прогимназии в швейцарах служил…»
Большое сходство в судьбах. И Резун в штабе служил, в Женеве, и когда в заранее согласованный день он «в чистую вышел» и якобы в четыре часа утра приехал с семьей в английское посольство, к нему там будто бы жестко отнеслись, сказали, что у них 3 миллиона безработных. На что он ответил: это, дескать, обман, коммунистическая пропаганда. У вас, мол, есть железнодорожные станции, вокзалы, там есть туалеты – и он за глоток свободы согласен их чистить.
Кроме того, сближают этих двоих отсутствие критической оценки своих поступков, убежденность в непогрешимости собственного мнения. Даже манера речи и дефект внутренней цензуры. Сравните хотя бы следующие фрагменты из публичных выступлений обоих персонажей..
Пришибеев: «Стало быть, по всем статьям закона выходит причина аттестовать всякое обстоятельство во взаимности. Виновен не я, а все прочие… Иду это я третьего числа с женой Анфисой тихо, благородно, смотрю – стоит на берегу куча разного народа людей. По какому полному праву тут народ собрался? спрашиваю. Зачем? Нешто в законе сказано, чтоб народ табуном ходил? Кричу: разойдись! Стал расталкивать народ, чтоб расходились по домам…»
Резун: «…Я ставлю вопрос: Красная Армия в 1941 году была выведена за пределы старых государственных границ к новым государственным границам. И там она не могла оставаться, потому что она к весне 42-го года там бы потеряла боеспособность. С другой стороны, уже не было времени вывести их всех назад. Что ей оставалось делать? Не может стоять – не может вернуться. Что? Что? Пожалуйста, скажите, ответьте мне на этот вопрос! И вот генерал-полковник, генерал армии, генерал-лейтенант, полковники, капитаны I-го ранга, историки, титулы… и никто! Никто не отвечает на этот вопрос. Никто! Центральный вопрос моей книги. Вот такими буквами я написал этот вопрос. Ответьте на него. Все историки боятся этого вопроса».
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz