Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Иванова Валя | Регистрация | Вход
 
Четверг, 19.10.2017, 10:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Иванова Валя
 
 
Из книги «ДЕТИ-ГЕРОИ».
Издание второе.
Составители И.К.Гончаренко, И.В.Махлин.
Киев, «Радянська школа» 1985
 
ОТВАЖНАЯ МЕДСЕСТРА

Захватив Керчь, фашисты пытались массовыми убийствами запугать и покорить советских людей. «Чтобы в корне подавить недовольство, необходимо по первому же поводу незамедлительно предпринять наиболее жестокие меры... При этом следует иметь в виду, что человеческая жизнь в оккупированных странах абсолютно ничего не стоит и что устрашающее воздействие возможно лишь путем применения необычайной жестокости»,— писалось в гитлеровских инструкциях для фашистских головорезов, временно захвативших наши города и села.
Осуществление плана уничтожения жителей Керчи взял на себя начальник гестапо Гельдман. Свои чудовищные зверства фашисты начали с отравления 245 детей. Всем ребятам школьного возраста было приказано явиться в школу. Под предлогом прогулки их отправили за город и там накормили отравленными пирожками. В течение 20 минут дети были умерщвлены, школьников старших классов палачи вывезли на грузовиках и расстреляли из пулеметов в восьми километрах от города. Местом массовой казни мирного населения гитлеровцы избрали противотанковый ров в поселке Багерово. Здесь они в течение нескольких декабрьских дней 1941 года расстреляли более семи тысяч человек.
Когда началась Великая Отечественная война, Вале Ивановой было двенадцать лет. Весной 1942 года советские войска оставили Керчь. Переправа войск через Керченский пролив была чрезвычайно тяжелой. Вражеские самолеты беспрерывно бомбили город и море. На одном из понтонов отходил со своей частью отец Вали. Вдруг из толпы выскочила босоногая девчонка и в пальто бросилась в море. Вымокшая до ниточки, стояла Валя среди бойцов. Отцу пионерка заявила: «Я воевать буду, бить врага».
Она прибавила с согласия отца к своему возрасту два года, и по его просьбе двенадцатилетняя керчанка Валя Иванова была зачислена на должность санинструктора в батальон, которым в скором времени стал командовать ее отец Иван Федорович Иванов.
На войне взрослеют быстро. Валя перевязывала раненых, переправляла их в тыл. Не один раз, открыв глаза, бойцы спрашивали: «Как твое имя, девочка? Запомню на всю жизнь».
Ей пришлось многому учиться, и все же девочка в тринадцать лет стала квалифицированной сестрой хирургической группы. В это время в медсанбате Находился на лечении ее отец. Он говорил с ней, как с равной.
— Ты должна, Валя, остаться живой, вернуться и найти маму, я верю, что она не погибла,— говорил Иван Федорович.
— Папка, мы должны вместе вернуться! Что мы с мамой будем делать без тебя?
И все же Валя осталась без Отца. Он погиб смертью храбрых.
Когда наступление, в медсанбате не спят по нескольку суток. Хирург видел, как Валя кусала губы, чтобы не заснуть, не упасть при Операции, и он говорил ей:
— Иди, поспи два часа.
Больше операционной сестре он не мог дать отдыха. Она уходила из операционной и шла в палаты, переполненные ранеными.
Затем, возвратившись в операционную, переливала кровь, ассистировала хирургу при сложнейших операциях. Фронтовые будни складывались в месяцы, годы. Дивизия шла в наступление, и вместе с ней прошла весь воинский путь и девочка Валя Иванова — Северный Кавказ, Никополь, Николаев, Днепр, Белоруссия, потом — Польша и, наконец, Берлин. В 1945 году ей исполнилось шестнадцать.
Когда Валя возвратилась в родную Керчь, мать с гордостью показывала соседям, знакомым и друзьям ее гимнастерку с Медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», а дочь говорила:
— Ну, что ты, мама, не надо.
Но не могла иначе мать, ей казалось, что это и ее награды — терпение, за веру, за мужество, которые она проявила, как и тысячи других матерей.
...Валя сидела, оглушенная мирным покоем, а перед глазами были лица подруг, командиров, звучала в ушах любимая мелодия «В лесу прифронтовом», и мысленно она была еще там, на фронте.
И вспомнилось ей почему-то только самое радостное. Это потом она ночью будет просыпаться, дрожа в страхе и изумляясь, почему ее не убило тогда под Берлином, когда ринулся с неба на палатку с красным крестом «мессер» и пулеметная очередь перерубила палатку пополам. И еще плакать будет от жалости, вспоминая слепого летчика, умирающего корреспондента и других раненых. И убитого отца.
А в тот день воспоминания были радостными. На войне какая радость была? Город освободили — радость, встретились с друзьями после недолгой разлуки — радость, поправился раненый — радость.
Потом, через годы, будут другие радости — свадьба, рождение дочери, любимая работа.
Вот уже много лет Валентина Ивановна Балионова работает медсестрой в 1-й больнице города-героя Керчи. Но для старшего сержанта медицинской службы комсомолки Валентины Ивановой самой необъятной и всепоглощающей радостью была Победа.
 
А. МАРЧУК
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz