Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 6 | Регистрация | Вход
 
Среда, 22.11.2017, 04:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 6.
 
* * *
-Филипп Петрович, что он опять натворил? – с беспокойством и тревогой смотрела мать Серёжки на Лютикова.
-А что он должен натворить, Александра Васильевна? – удивлённо посмотрел он на неё.
-Я уж не знаю, что и думать. Он постоянно что-нибудь вытворяет, - озабоченно говорила женщина. – Не известно чего от него можно ожидать. И что ещё залезет в его буйную голову не известно. Не кончит он добром. Филипп Петрович, что с ним делать? Может Вы с ним поговорите? – с надеждой смотрела женщина на пришедшего к ним домой мужчину.
-Поговорю, - согласился Лютиков. – Только не уверен, что он меня послушает.
Разговор их прервался появившемся на кухне Серёжкой. Он вышел из спальни наскоро одетый, ещё не умытый, лохматые волосы его были наспех приглажены, расчёской он сегодня, судя по всему, ещё не пользовался. Мельком и осуждающе взглянув на мать, он прошлёпал босыми ногами к рукомойнику, наскоро умылся и потянулся за полотенцем.
-Филипп Петрович, Вы к нам так просто или по делу? – обратился он к старшему товарищу по подполью.
-По делу, - коротко ответил он.
Серёжка, одновременно накидывая на себя рубаху и засовывая ноги в ботинки, направился к двери.
-Куда? – набросилась на него мать. – А поесть?
-Некогда, - отозвался его сын и кивнул Лютикову в сторону двери.
-Мать беспокоится за тебя, и небезосновательно, - сказал Лютиков, когда они с Сергеем вышли на улицу. – Надо осторожнее быть.
-Вы по делу? – перебил его Сергей, подобрав с земли веточку и размахивая ею.
Они медленно шли вдоль узенькой и петляющей улочки, по обеим сторонам которой ютились маленькие и неуклюжие мазанки семей шахтёров. Филипп Петрович посмотрел на своего юного спутника.
-Скоро нам понадобятся медикаменты оружие, - сказал он очень тихо. – Сможешь их доставать? – он внимательно, прищурившись, наблюдал за Сергеем.
-Да, - коротко ответил юноша. Остановился. – Только не обещаю, что в больших количествах, - он посмотрел прямо в глаза Лютикову.
Некоторое время они так и стояли, смотря друг на друга, изучая.
-Я понимаю, - ответил Филипп Петрович. – Сколько сможешь.
 
Вечером Серёжа сидел на кухне и мастерил жёрдочку для голубей. Мария тут же стирала бельё, Надя вышивала свою кофточку, Александра Васильевна мыла посуду, а Даша её вытирала. Гаврила Петрович сидел возле печи и пыхтел своей трубкой, которой он гордился.
-Что у вас общего с Лютиковым? – между делом спросила Александра Васильевна.
-Ничего, - буркнул Серёжка, не отрываясь от своего дела.
-Почему тогда он приходил? – не отступала старшая Тюленина.
-У него и спроси, - огрызнулся её сын.
-Ой, не темни, Серёжка, - хитро посмотрела на него Даша. – Ты связан с коммунистами?
Серёжка зло зыркнул на неё, мельком взглянул на отца.
-Ни с кем я не связан, - пробурчал он себе под нос.
-Да какой он коммунист? – пробубнил Гаврила Петрович, доставая трубку изо рта и пожамкивая губами. – Говорят, что с немцами якшается, шишка какая-то в мастерских.
Серёжка бросил на него неодобрительный взгляд, но промолчал.
-Надя, помоги на голубятне жёрдочку приладить, - через некоторое время встал он со своего места.
-Может, я помогу? – весело отозвалась Даша.
-Лучше пусть Надя, - виновато посмотрел он на свою сестру.
Надя отложила в сторону вышивку и вышла вслед за братом.
-А правда, что у тебя общего с Лютиковым? – поинтересовалась она, когда они поднялись на чердак и начали прилаживать жёрдочку.
Он ей не ответил.
-Ты сможешь доставать медикаменты? – посмотрел он на неё испытующе.
-Тебе зачем они? – мимоходом спросила у него Надя, не отрываясь от своего дела.
-Это не для меня, - коротко ответил Сергей.
Надя поняла его.
-Какие? – серьёзно спросила девушка и внимательно на него посмотрела. Как он здорово изменился за время оккупации! Стал гораздо серьёзнее, появилась в нём деловитость, исчезла бесшабашность. Хотя озорной огонёк в его глазах остался.
-Ну я не знаю. Тебе лучше знать, - ответил он ей. – Бинты там всякие, йод и всё такое.
-Попробую, - сказала девушка.
-Но надо будет много, - не отрывая от неё взгляда, говорил он.
-Много сразу не получится.
-А кто говорит, что сразу? – ответил он ей. – Всё, готово. Теперь сизым удобно будет здесь находиться. Летать-то им нельзя, - как только Сергей заговорил о голубях, глаза его радостно загорелись, на лице непроизвольно появилась довольная улыбка. Надя, глядя на него, тоже невольно улыбнулась.
 
* * *
-Сегодня ночью шахтёров казнили, которые шахты взрывали при отступлении наших войск, и коммунистов, - сообщил Серёже Лёня Дадышев, когда они шли по рынку.
-Ты откуда знаешь? – посмотрел на него Сергей.
-Мама слышала от соседей. Весь город об этом говорит. Ты не слышал что ли? – удивлённо посмотрел Леонид на своего друга.
-Мария что-то говорила.
-Их живыми прямо в землю закапывали. Изверги! – чёрные глаза Дадышева зло блеснули.
-А это откуда известно? – вновь посмотрел на него Сергей.
-Говорят, что кто-то видел. И люди слышали, как «Интернационал» пели. Наш народ ничем на колени не поставить!
-Почему ночью? И в землю живыми? – по Серёжиному телу пробежал холодный пот, его передёрнуло от ужаса.
-Наверное, чтоб люди не видели и выстрелов не слышали. Оцепили там всё кругом. И близко было не подойти.
-Кто-то пытался?
-Нет. Не знаю.
-Но почему в тайне от людей? – задумался Серёжка.
Дадышев пожал плечами.
Они какое-то время молчали, каждый обдумывал произошедшее.
-Здравствуйте, ребята. Далеко спешите? – раздался знакомый голос.
Серёжка поднял глаза – Витя Третьякевич. Это был юноша выше среднего роста, светлые вьющиеся волосы, прямой изучающий взгляд серых стальных глаз.
-Здравствуй, - ответил Сергей, пожимая протянутую для приветствия руку.
-Чем занимаетесь? – Виктор перевёл взгляд на Дадышева.
-Гуляем, - ответил Сергей.
-О чём беседу ведёте?
-О казнённых коммунистах и шахтёрах, - ответил ему Дадышев. – Слышал, что произошло сегодня ночью?
-Слышал, - сказал Третьякевич. – Это ужасно.
Сергей холодно взглянул на него, перевёл взгляд на торговку, бурно призывающую покупателей к своему прилавку.
-Надо поговорить, - внимательно посмотрел Виктор на Серёжку.
-Говори, - отозвался Тюленин.
Но Виктор, мельком взглянув на Дадышева, не решился завести откровенный разговор.
-Завтра у Земнухова заседание. Приходи, - сообщил Третьякевич.
-Ладно, - отозвался Серёжка.
 
* * *
У Земнуховых шёл ремонт. На полу находились щебень, песок, земля, лежали кирпичи, в коридоре находилась старая разобранная печь.
-Вы ремонт делаете? – недоверчиво спросил Сергей у Ивана.
-Нет. Какой сейчас ремонт? – отозвался Ваня.
-Вот и я говорю, какой сейчас ремонт, - эхом повторил Сергей. – А для чего всё это? – с любопытством интересовался Сергей.
-Видимость. Чтоб немцы на постой не сунулись, - объяснил Ваня.
-А-а, - протянул Серёжка. – Классная идея! – восторгался Серёжка, глядя на кучи с сыпучим строительным материалом. – Здесь можно оружие спрятать.
-Какое оружие? – улыбнулся Иван. – Иди в комнату, - и он провёл его в комнату, где уже находились Третьякевич, Арутюнянц, Кошевой и Василий Левашов.
-Знакомьтесь, Сергей Тюленин, - представил он Серёжку присутствующим.
-Да мы вроде как знакомы, - пробурчал Тюленин.
Постепенно собрались почти все. Подошли ещё Володя Осьмухин и незнакомый Сергею юноша: выше среднего роста, широкоплечий, русоволосый, одетый в чистую отглаженную рубаху, расстегнутую у ворота.
-Сергей Левашов, - представил его Ваня Земнухов. – Ну что ж, пришли почти все, нет только первомайцев, - Ваня снял свои очки, достал из кармана носовой платок и протёр им стёкла очков. Сергей, глядя на него, усмехнулся.
-Давайте без них пока начнём, а они потом подтянутся, - предложил Олег.
-Надо ждать всех, - отрезал Витя Третьякевич.
Серёжка не знал чем себя занять. Среди ребят своей компании он быстро бы нашёл для себя занятие. А здесь? Народ собрался всё серьёзный, солидный, шуток его вряд ли кто здесь поймёт. Взгляд его задержался на предмете, находившемся на столе. Ему стало очень интересно узнать устройство этой вещи. Он взял свободную табуретку, подсел к столу, и руки его сами потянулись к лампе – заинтересовавшему его предмету. В комнате тем временем шёл оживлённый разговор, который Серёжке был скучен и неинтересен, он слушал его только вполуха. Обсуждались дела в мехцехе. О чём-то спорили Осьмухин и Третьякевич. Кошевой рассказывал о девушках из своей группы, судя по разговорам, ему нравилась Нина Иванцова, хотя и была его старше по возрасту. Жора Арутюнянц в ярких красочных тонах рассказывал, какая с ним в городе произошла история. А рассказывать он умел, все слушали его поджав животы от смеха, даже Виктор улыбнулся. Серёжка, не отрываясь от разбора и изучения лампы, поддержал Георгия, добавил красок в его рассказ. Это он любил – пошутить и посмеяться.
-Ты чего натворил? – набросился на него Земнухов, когда закончил смеяться, утёр глаза и нацепил очки.
-Изучаю, - не глядя на него и не отрывая взгляда от деталей бывшей лампы, сообщил Серёжка.
-Ты ламп никогда не видел? – Иван подскочил к нему и взял в руки стеклянный колпак от лампы.
-Такую нет, - посмотрел на него Тюленин. – Да я соберу обратно, не переживай, - успокоил он Ивана, забирая из его рук деталь.
В коридоре хлопнула входная дверь, раздались голоса. Ваня, укоризненно посмотрев на Тюленина и покачав головой, вышел из комнаты встречать пришедших. Пришли первомайцы: Толя Попов, Боря Главан и с ними была Уля Громова – красивая, высокая, стройная девушка, с пышными чёрными косами и большими карими глазами.
-Ну, теперь все в сборе, можно начинать, - поднялся со своего мест Третьякевич. Говорил он много и долго. «Зачем разводить столько разговоров?» - недоумевал Серёжка.
-Вы согласны, товарищи, объединиться в одну подпольную организацию? – закончил свою речь Третьякевич.
-А у нас разве не было организации? – удивился Сергей и посмотрел на Земнухова. Тот смущённо протирал свои очки носовым платком.
-Теоретически не было, - резко ответил Третьякевич. – Без названия, без руководства, без штаба, что это за организация? Нужно клятву принять!
Главан и Попов недоумённо переглянулись между собой.
-А я считаю, что организация была! – выступил Олег. – Ведь мы работали, на месте не сидели.
-Виктор прав, - неожиданно поддержала Третьякевича Ульяна. – Нужно действовать организованно, тогда мы большего добьёмся.
-И клятва нужна, - поддержал их Арутюнянц.
Виктор обвёл всех присутствующих взглядом своих стальных серых глаз.
-Текст мы с Иваном уже написали. Вот он, - и он достал из нагрудного кармана своего пиджака лист бумаги. – Тут только одного не хватает. Названия нашей организации. Давайте сообща придумаем название, - он положил лист бумаги на стол. Все потянулись к нему, читали про себя, шевеля губами. Лист переходил из рук в руки. Дошёл и до Серёжи. Он просмотрел его.
-Надо, чтоб название было громкое и пугало немцев и их прихвостней-полицейских, - воодушевлённо говорил Олег.
-Гвардия, - предложил Сергей, передавая листок с текстом клятвы Сергею Левашову, который находился рядом с ним.
-Какая мы Гвардия? – удивился Третьякевич.
-Тогда Молодая гвардия! – не сдавался Серёжка.
-Правильно! – поддержали все Сергея. -Ты предложил создать организацию, принять клятву, собрал всех, тебе и клятву первым принимать, - встал со своего места Иван, подошёл к Третьякевичу и протянул ему лист бумаги с текстом клятвы.
Виктор подтянулся, выпрямился, окинул всех взглядом.
-Я, Виктор Третьякевич, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию… - торжественно начал он.
Серёжка отставил сторону собранную лампу и внимательно смотрел на Виктора. Как всё-таки меняются люди! Серёжка знал младшего Третьякевича совсем другим человеком, более простым, доступным, с которым и пошутить можно было при случае. Теперь же он смотрел на всех свысока, показывая своё превосходство над всеми. Не успел в городе появиться как отодвинул Ваню Земнухова в сторону, занял его место. Серёжка не мог понять такого его отношения к товарищам, недоумевал. Виктор тем временем закончил читать клятву, передал лист Земнухову. Иван встал, протёр от волнения свои очки.
-Я, Иван Земнухов, вступая в ряды «Молодой гвардии»… - торжественно и с выражением начал он.
-Я, Олег Кошевой…
-Я, Сергей Тюленин, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли, - читал Серёжка текст с бумаги, - перед лицом всего народа торжественно клянусь: беспрекословно выполнять любое задание, данное мне старшим товарищем, хранить в глубочайшей тайне всё, что касается моей работы в «Молодой гвардии». Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разорённые города и сёла, за кровь наших людей, за мученическую смерть тридцати героев-шахтёров. И если для этой мести потребуется моя жизнь, я отдам её без минуты колебания. Если же я нарушу эту священную клятву под пытками ли или из-за трусости, то пусть моё имя, мои родные будут навеки прокляты, а меня самого покарает суровая рука моих товарищей. Кровь за кровь! Смерть за смерть!
После того, как все присутствующие приняли клятву, Ваня Земнухов снова взял слово:
-А теперь каждый из вас должен принять клятву у своих товарищей из своих групп.
-Надо ещё штаб выбрать и командира организации, - говорил Третьякевич.
-А зачем штаб выбирать? Вот пусть мы все и будем в штабе, кто здесь присутствует, - предложил Василий Левашов.
Все его поддержали.
-А начальником штаба пусть будет Ваня Земнухов, - посмотрел на всех Жора Арутюнянц.
И с этим все согласились.
-А секретарём Виктор Третьякевич, - выступил Василий.
-Секретарь выбирается всей организацией, - возразил Виктор.
-Тогда комиссаром, - не отступал Василий.
И снова большинство с этим согласилось.
-А командир кто? – все переглянулись.
-А командиром пусть будет Вася Левашов. Тем более у него и боевой опыт уже есть, - предложил Третьякевич.
Когда все расходились, на улице Сергея остановил Олег.
-Серёжа, это ведь несправедливо.
-Что? – отозвался Серёжка, посмотрев на товарища.
-Что Третьякевич влез и назначил себя руководителем.
-Руководитель Левашов, - возразил Серёжка.
-Но ведь всё равно несправедливо! – возбуждённо и с волнением в голосе говорил Олег. – Мы все здесь на месте не сидели, боролись, Ваня всех организовал, сплотил. А вылупился неизвестно откуда Третьякевич и всё это подвинул в сторону и сам занял трон. И Левашов будет плясать под его дудочку, они же друзья! Серёжа, неужели ты этого не понимаешь?
Сергей дружески похлопал Олега по плечу.
-Вижу и понимаю, - серьёзно сказал Сергей, посмотрел Олегу в глаза. – Только думать об этом некогда. Врагов надо уничтожать, понимаешь? А делить посты в руководстве – это не для меня. Понимаешь? Пусть другие этим занимаются. И тебе советую делом заниматься и ни на кого не смотреть, - посоветовал он товарищу.
-Но ведь ты тоже вроде как в штабе, - не отступал Олег.
-Вот именно что, вроде как, - отвечал Сергей. – Ладно, Олег, у меня дела ещё. До встречи, - и он, махнув рукой приятелю, быстрой походкой пошёл по улице, направляясь к центру города.
 
* * *
Для принятия клятвы они собрались у Володи Куликова, который жил в тихом отдалённом районе города, куда редко заглядывали полицаи, а проходящие через город немцы и вовсе не заглядывали. Но на всякий случай Володя попросил маму, чтоб она дала им знать при приближении к их дому чужих людей. На столе перед ними как всегда были разложены шашки, бумага с карандашами. Но сегодня они на них не смотрели. Предстояло очень важное в их жизни дело – принять клятву, которая их свяжет друг с другом ещё сильнее и крепче. Для них это были не пустые слова. Юркин даже предложил клятву скрепить настоящей кровью, но его в этом разубедили. Ребята и девчата были необыкновенно серьёзны и настроены решительно.
-Я, Степан Сафонов, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли, перед лицом всего народа торжественно клянусь…
-Я, Леонид Дадышев, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли, перед лицом всего народа торжественно клянусь…
-Я, Владимир Куликов, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли…
-Я, Семён Остапенко, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли…
-Я, Виктор Лукьянченко, вступая в ряды «Молодой гвардии» перед лицом своих друзей по оружию…
-Я, Радий Юркин…
-Я, Валерия Борц…
-Я, Антонина Мащенко… …Кровь за кровь! Смерть за смерть! – закончила читать Тося.
Эта мягкая, нежная, несколько наивная, весёлая, с ангельскими чертами лица, но шустрая и подвижная девушка яростно ненавидела фашистов и уже на деле доказала, что готова идти в борьбе против них до конца. Она всегда безоговорочно выполняла порученные ей задания. Была решительна и изобретательна в их выполнении.
-Наверх вы, товарищи, все по местам,
Последний парад наступает.
Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»,
Пощады никто не желает…
Запел Лёня Дадышев. Все его поддержали.
 
* * *
Серёжа с Валей пробирались по ночному городу.
-Смотри, Серёжка, машина какая-то.
-Вижу, - ответил Сергей.
На их пути находился грузовик, кузов которого был накрыт брезентом. Никого по близости не было видно.
-Без охраны, - говорила девушка, вглядываясь в темноту.
-Подожди немного, я сейчас, - ответил парень. – Если что свистни и убегай.
-А ты? – переживала за него девушка.
-Я тоже уйду, - беззаботно ответил он.
Серёжка направился к грузовику, внимательно оглядывая окрестность, насколько возможно это было сделать в темноте. Прицепил листовку к лобовому стеклу. Обошёл машину вокруг и нырнул в кузов под брезент. В машине было темно. Он начал на ощупь обследовать нутро кузова. Натолкнулся на какой-то ящик. Попробовал у него приподнять крышку – не получилось. Продолжил дальше обследование внутренностей машины. Обнаружил ещё несколько ящиков, тоже закрыты. Ему стало очень интересно узнать, что находится в этих ящиках. Он из кармана достал отвёртку, взломал крышку у одного из ящиков, засунул туда руку. Наткнулся на что-то твёрдое металлическое. После непродолжительного обследования понял – автоматы! Вот удача! Если он один из них стащит, то немцы не догадаются о пропаже. Он вытянул из ящика один из автоматов, закрыл ящик обратно крышкой. Выглянул наружу, оглянулся по сторонам.
-Валя, - тихо позвал он.
-Да, - отозвалась девушка. – Наконец-то. Ты где так долго? Я уж собиралась за тобой туда лезть.
-Всё тихо? – спросил он у неё.
-Да, - кивнула она ему. – Давай быстрее.
Он легко выпрыгнул из машины, обернулся обратно к машине, извлёк из неё автомат.
-Зачем он тебе? – заворчала девушка, когда они отошли от машины на безопасное расстояние, и посмотрела на светившееся радостью лицо Сергея.
-Мы же сейчас организация! Значит и оружие должно быть своё, - довольно отвечал ей парень, крепко сжимая в руке экспроприированный у немцев автомат.
-На склад отнесёшь? – шептала ему на ухо девушка.
-Нека, себе оставлю, - так же тихо отвечал ей юноша.
-А если найдут? – испуганно отшатнулась она от него.
-Спрячу так, что не найдут, - успокоил он её.
 
* * *
-Ты где шляешься по ночам? – набросился утром на него отец.
-По делам, - коротко ответил сын, натягивая на себя одежду.
-Какие ночью могут быть дела? – негодовал Гавриил Петрович.
-Обычные, - буркнул Серёжка.
-Обычные для чего? – не отступал отец.
Сергей промолчал.
-Для чего обычные, я тебя спрашиваю? – он стал надвигаться на Сергея, на ходу взял то, что попало ему под руку – кочергу.
Сёстры в ужасе затаили дыхание. Сергей, не спуская взгляда с отца, заправлял рубаху в штаны.
-Отвечай! – требовал отец, продолжая надвигаться на юношу. Сергей молча следил за ним.
-Опять листовки клеил? – отец перешёл на повышенные тона в голосе.
-Ты откуда взял такое, батя? – ошарашено и недоумённо спросил Сергей.
-А то я не вижу, стервец, - он набросился с кочергой на сына.
Юноша отшатнулся, кочерга прошла мимо. Серёжка набросился на отца, зажал руку с кочергой, скрутил его.
-Попробуй только кому про листовки ляпнуть, - шипел он в ухо отцу.
-И скажу! Всё Головченко про тебя расскажу, - не отступал отец.
-Только попробуй! Пристрелю на месте, своей рукой! И не посмотрю, что ты мой отец, - вспылил парень, забрал у отца кочергу, отпустил его.
-Ты совсем, старый, очумел! На сына в полицию доносить! – закричала Александра Васильевна.
-Ведь его убить за это могут, - прошептала Даша побледневшими губами.
Серёжка выскочил из дома. Куда ему сейчас? На глаза отцу лучше пока не попадаться, пока он не успокоится, а то и на самом деле пойдёт к Головченко, к этому гаду-полицейскому. Он поднял голову к небу, взгляд его зацепился на акации, перевёл его на дверь чердака. Направился к лестнице, ведущей туда.
Голуби заворковали, радостно его приветствуя. Он обычно им подмигивал, поддерживал их разговор. Но сейчас он был не в том состоянии, не мог отойти от стычки с отцом. Окинул взглядом голубей, направился к тайнику, где ночью спрятал автомат. Достал его. Вдохновенно осмотрел его поближе (вчера, в темноте, не успел этого сделать), любовно погладил ствол, приклад. Автомат был новенький, блестел от смазки. Совсем скоро он может пригодиться. Только вот магазина к нему не было. Но ничего, его можно достать. А ведь эти автоматы предназначаются против бойцов Красной Армии и партизан. Целая гружёная ими машина! «Эх, грохнуть бы её со всем этим грузом!» - загорелся Серёжка, глаза его вспыхнули ненавистью.
Снаружи послышались шаги, приближающиеся к чердаку, кто-то поднимался по лестнице. Серёжка машинально спрятал обратно в тайник автомат, закидал его сеном.
-Серёжа, ты здесь? – раздался голос Нади.
-Да, - откликнулся он ей.
Она забралась на чердак, подошла к нему, села рядом.
-Ты отца больше не зли, а то и вправду заявит на тебя, - посоветовала она.
-А как его не злить? Чем я его злю? – закипятился юноша.
-По ночам-то и вправду бы не гулял, опасно ведь, - посоветовала ему девушка.
-А когда мне гулять? – он посмотрел на неё горящими глазами.
-Днём, - она провела рукой по его лохматым жёстким волосам.
-Днём не всё можно сделать, - он подобрал соломинку и засунул её в рот. Повернулся к сестре:
-Ты понимаешь меня?
-Да, - кивнула она.
-Ты лучше поговори с отцом, чтоб он к этому гаду не ходил, - он внимательно посмотрел на сестру.
-Попробую, - ответила Надя. – Но ведь ты знаешь нашего отца.
Да, Серёжка его знал. Гавриил Петрович мог и не послушать и сделать назло. И пообещать, что не пойдёт к Головченко, а отправится сразу в участок. О последствиях он не задумается. Может просто разболтать своим знакомым.
-Будь осторожен, - Надя встала со своего места. Серёжка тоже поднялся за ней.
Со двора раздался свист. Серёжка выглянул наружу – Стёпка Сафонов.
-Тебе чего? – поинтересовался у него Тюленин.
-Спустись, разговор есть.
-Я в Каменск. Идёшь со мной? – спросил у него Стёпка, когда Сергей спустился с чердака, и они отошли в сторону.
-Да, конечно. Сейчас сумку возьму, - отозвался Сергей.
Зашёл в дом. Мельком взглянул на отца. Тот виновато сидел у печи и дымил трубкой. На своего сына даже не взглянул. «Видать, провели уже с ним беседу», - решил Серёжка и прошмыгнул в комнату. Собрал в свою холщёвую сумку медикаменты, которые передала ему на днях Надя. Надел пиджак и вышел из комнаты.
-Я ухожу из города, меня не теряйте, - буркнул он домашним.
-Возьми с собой хотя бы продуктов, - засуетилась Александра Васильевна и сунула ему несколько варёных картофелин и краюху хлеба.
-Дядя, - крутился возле его ног племянник.
Серёжка взял его на руки, погладил по голове, потрепал за подбородок.
-Не теряй своего дядю, он скоро вернётся, - ласково сказал он малышу и отпустил обратно на пол.
Вышел на улицу, где его ждал Стёпка Сафонов.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz