Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Казначеев Владимир | Регистрация | Вход
 
Среда, 23.08.2017, 18:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Казначеев Владимир
(с 1928 года рождения)
 
 
 
Из книги «ДЕТИ-ГЕРОИ»
Составители: Гончаренко И.К., Махлин Н.Б.
Киев, «Радянська школа», 1985
 
«НЕ ПОДВЕДУ ТЕБЯ, КОМИССАР!»
В. Павлов, Герой Советского Союза
 
Тревожной декабрьской ночью сорок второго года начальник разведки отряда имени Щорса номер два Геннадий Муcиенко привез из села Соловьяновки небольшого мальчика. Мальчик был очень худой, одежда висела на нем, как на вешалке, в больших голубых глазах застыла тоска.
Партизаны начали было расспрашивать новичка, но Мусиенко не позволил.
— Не трогайте его! — строго сказал он.— Горе у человека, а вы с разговорами...
И тихо добавил:
— Отец его еще до войны умер. А мать вчера каратели расстреляли. Сирота.
С этой ночи Володя Казначеев стал сыном отряда...
Вышло так, что беспокойная партизанская судьба занесла в это время и меня в отряд имени Щорса номер два.
Комиссар отряда Аким Захарович Михайлов с первого дня появления Володи Казначеева взял его под свою опеку. И если отряд имени Щорса стал для Володи семьей, то комиссар — отцом. Не то чтобы особенно и баловал его. Аким Захарович был суровым, немногословным. Очень высокий, худощавый, в шинели, перетянутой накрест двумя тонкими, потрескавшимися ремнями, он чем-то напоминал комиссаров гражданской войны. Такому человеку не солжешь, не покривишь перед ним душой. Любимчиков комиссар не терпел. А случится беда — он всегда рядом.
Летом сорок третьего во втором отряде имени Щорса, как и во всех других отрядах нашего партизанского соединения, был сформирован взвод подрывников. Узнал об этом и Володя. Пошел к командиру подрывников, попросил:
— Возьмите и меня.
Но командир был чем-то занят. Отмахнулся от мальчика.
— Тоже подрывник нашелся! Сиди в лагере да щи хлебай!
Володя чуть не заплакал от обиды. К этому времени он уже возмужал, окреп. Принимал участие во многих боях, которые вел отряд.
К тому же Володя, родившийся в Брянском лесном краю, с колыбели знал лес, понимал его таинственные письмена: читал следы, как книгу с крупным шрифтом, в темную ночь мог найти дорогу. Он безошибочно определял, какая ветка треснет, а какая согнется бесшумно, умел развести костер в любую погоду, соорудить из коры шалаш. Словом, к этому времени Володя Казначеев стал настоящим партизаном.
Подозрительно пошмыгивая носом, пришел он в штаб к комиссару. Аким Захарович выслушал его путаное объяснение, помолчал минуту. Потом спросил:
— Твердо решил стать подрывником?
— Твердо, товарищ комиссар.
— А знаешь, какая работа у подрывника? У каждого партизана смерть за плечами стоит, а у подрывника — сразу две. И от вражеской пули, и от собственной мины. Справишься? Не подведешь?
— Не подведу. Честное пионерское.
Так Володя стал подрывником.
Он сказал правду — не подвел своего комиссара.
Железную дорогу Ковель—Брест, на которой действовал отряд имени Щорса, гитлеровцы охраняли особенно тщательно: она шла вдоль фронта и по ней перебрасывали живую силу, технику с одного направления фронта на другое. Почти на каждом километре железной дороги был дот или дзот. Некоторые участки обнесли колючей проволокой и освещали прожекторами. Через каждые полчаса по линии проходил патруль, проезжали вооруженные пулеметами дрезины. По обеим сторонам железной дороги лес был вырублен, а из поваленных стволов сделаны завалы.
Словом, и комиссар отряда, и командир, и его заместитель по диверсионной работе сначала не решались посылать Володю на самостоятельное задание: слишком еще мал был мальчик. Но Володя не терял времени. Он оказался одним из лучших слушателей «лесной академии» — кратковременных курсов, на которых готовили подрывников.
Как раз в это время подрывники осваивали новую технику — мину МЗД-5, которую только что прислали с Большой земли. Это была мина особой конструкции, ее можно было установить и на полчаса, и на четыре месяца. Все это время по тому месту, где была установлена мина, свободно могли ходить поезда. А когда наступал срок и мина «дозревала» — она внезапно взрывалась под первым же поездом.
Если поставить несколько десятков таких мин с разными сроками замедления, то «дозревание» происходит каждый день — под откос летят вражеские эшелоны. Поспевай лишь восстанавливать колею! Фашисты сбивались с ног в поисках диверсантов, а их и след простыл — уже ставят мины совсем в другом месте.
Новая мина, в отличие от старых, какими подрывники пользовались до этого времени, была гораздо сложнее и «норовистей». И научиться ставить ее было не очень-то легко. Однако Володя изучил эту мину так, что мог с завязанными глазами, на ощупь, собирать ее, ставить, подключать капсюль-детонатор, вытаскивать предохранитель. Поэтому командование отряда решило поручить ему самостоятельно ставить мины. И не ошиблось.
Далеко не всем диверсионным группам удавалось добраться до железнодорожного полотна, поставить мину, «принести эшелон», как шутя говорили подрывники. Но группа, с которой ходил Володя, неизменно возвращалась с удачей. И даже комиссар Аким Захарович Михайлов, вообще скупой на похвалу, однажды после возвращения Володи с очередного задания похлопал его по плечу, обнял и тихо сказал:
— Молодец!
Накануне 26-й годовщины Великого Октября комиссар Михайлов поехал в центральный лагерь соединения и взял с собой Володю, который к тому времени пустил уже под откос не один вражеский эшелон. Комиссар хотел, чтобы Казначеев сам рассказал командиру соединения, секретарю подпольного Волынского обкома партии Алексею Федоровичу Федорову о своих успехах.
Дорога от места расположения отряда имени Щорса до центрального лагеря не близкая. Но она хорошо знакома была всем, кто ехал вместе с комиссаром и Казначеевым. Хоть и знакомая, но кто его знает, что тебя ждет впереди! За каким поворотом, за каким кустом притаился враг? Что кроется за тишиной партизанского леса? Потому и двигался отряд осторожно.
Впереди верхом на коне — Володя Казначеев. Проскачет немного вперед, посмотрит, что там за пригорком или за поворотом, и махнет тем, кто позади: мол, порядок, дорога свободна.
Сегодня Володе все по душе. И то, что у него за спиной новенький автомат, и не какой-то немецкий «козел», а настоящий ППШ, который ему вручили, как одному из лучших диверсантов. И то, что комиссар доверил ему коня. И что сам он, Володька, в разведке впереди. И, наконец, то, что до Любешова уже недалеко, а в Любешове расположена партизанская застава и, следовательно, конец походу. А сегодня шестое ноября, и выходит, что праздник Октября он, Володька, будет встречать в центральном лагере... Одного лишь не знал Володя, что на околице Любешова его подстерегала беда.
За одним из поворотов Володя внезапно увидел вооруженных людей. Их было довольно много, они стояли и сидели на обочине, спокойно поглядывая на приближавшегося к ним Володю. Рядом кони щипали осеннюю траву. Володе и в голову не пришло, что здесь, возле партизанской заставы, мог очутиться враг. «Ребята из кавэскадрона»,— решил он.
— Иди-ка сюда, друг!— крикнул Володе какой-то здоровенный парень, поднимаясь на ноги. Казначеев взглянул внимательней и замер: на белой папахе чернел трезубец — эмблема бандеровцев.
В голове лихорадочно заметались мысли: «Как быть? Скакать назад? Мигом подстрелят. Метнуться направо или налево, в кусты? А комиссар? А остальные? Нельзя — попадут прямо в руки врагам... Как же быть?»
— А ну-ка, давай, пошевеливайся!— крикнул здоровила, поднимая винтовку. Бандит, очевидно, тоже рассмотрел красное партизанское лычко на фуражке Казначеева.
— Иду, иду!— откликнулся Казначеев, осторожно высвобождая ноги из стремян.— Но!..
Резким движением Володя спрыгнул с седла и распластался на земле. Бандит запоздал на мгновение — его пуля просвистела в воздухе. Вторая свалила коня, и он с жалобным ржанием тяжело упал на колени. Володя в ответ ударил длинной очередью из автомата и короткими перебежками, петляя среди кустов, побежал к своим. Вдогонку ему застрочил пулемет, рванула граната... Но главное было сделано — комиссар и командир отряда, услышав выстрелы, сразу свернули с дороги. Если бы не Володя, они через несколько шагов очутились бы в руках врага...
Я рассказал лишь несколько эпизодов из Володиной жизни. Но, может быть, и этого довольно, чтобы понять, как мы все обрадовались, когда в День Победы узнали, что Володя отмечен высокой наградой Родины — орденом Ленина.
Бывают такие люди, которые с первой же встречи и на долгие годы остаются главными в твоей судьбе. В жизни Володи таким человеком стал комиссар Михайлов. Они и после войны не разлучались. Володя приехал в Херсон, где Аким Захарович стал заместителем председателя горсовета, и поступил в мореходное училище.
Пока учился, жил у комиссара, расставаясь лишь на время учебных плаваний. Вместе гуляли они после работы, вместе ходили на охоту и на рыбалку. Шли годы. Давно отгремели бои в партизанских лесах. Нет уже в живых Акима Захаровича. Владимир Петрович Казначеев стал морским инженером. Но и теперь, когда он берется за сложное и трудное дело, когда ему что-нибудь не удается, он вспоминает Акима Захаровича Михайлова и говорит себе: «Нет, не подведу тебя, комиссар!»
И становится легче. И отступает беда. И трудное не кажется трудным.
 

 
Володя Казначеев
 
1941 год... Весной закончил пятый класс. Осенью вступил в партизанский отряд. Когда вместе с сестрой Аней он пришел к партизанам в Клетнянские леса, что на Брянщине, в отряде говорили: "Ну и пополнение!.." Правда, узнав, что они из Соловьяновки, дети Елены Кондратьевны Казначеевой, той, что пекла хлеб для партизан, шутить перестали (Елена Кондратьевна была убита фашистами). В отряде была "партизанская школа". Там обучались будущие минеры, подрывники. Володя на "отлично" усвоил эту науку и вместе со старшими товарищами пустил под откос восемь эшелонов. Приходилось ему, и прикрывать отход группы, гранатами останавливая преследователей... Он был связным; ходил нередко в Клетню, доставляя ценнейшие сведения; дождавшись темноты, расклеивал листовки. От операции к операции становился опытнее, искуснее. За голову партизана Кзаначеева фашисты назначили награду, даже не подозревая, что отважный их противник - совсем еще мальчик. Он сражался рядом со взрослыми до того самого дня, пока родной край не был освобожден от фашистской нечисти, и по праву разделил со взрослыми славу героя - освободителя родной земли. Володя Казначеев награжден орденом Ленина, медалью "Партизану Отечественной войны" 1 степени.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz