Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Творчество Наталии Малясовой | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 22:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Этот материал защищён авторскими правами. Любое копирование без согласия автора ЗАПРЕЩЕНО!
 
Творчество Наталии Малясовой.
 
НАДЕЖДА ПЕТРАЧКОВА.
Н.Малясова
 
Июль 1942 г. разделил жизнь молодёжи поселка Краснодон на 2 половины. Первая-светлая, радостная, мирная, которая стала цениться совсем недавно, а вторая-темная, омраченная фашистской оккупацией, горем и страданием. Многие жители пытались эвакуироваться, но оказались в окружении немецких войск, путь к спасению был отрезан, и им пришлось возвращаться домой. Одной из них была Надя Петрачкова - белокурая девушка, с большими светло-карими глазами, всегда веселая, но сейчас веселиться совсем не хотелось. Очень ей хотелось вернуть то, довоенное время, когда о фашистах только в газетах читали, нет, новое время должно было отличаться тем, что слово "фашист" вообще должно было исчезнуть из употребления. Вот и давняя Надина подруга Лида Андросова тоже вернулась из неудачной эвакуации. С 3-х лет дружили они и полностью доверяли друг другу. Надо бы ее навестить, - мелькнула мысль. Но идти никуда не пришлось, Лида сама пришла к подруге, да не одна, а с Колей Сумским и Володей Ждановым. Разговор начал Коля.
- Надя, как ты относишься к оккупантам?
- Зачем ты меня спрашиваешь об этом? Это даже не обсуждается! Был бы у меня пистолет, я бы в них стреляла, были бы гранаты, то взрывала бы!
- Ну ладно, не злись. Мы прекрасно знаем тебя, как надежного товарища, поэтому и пришли.
- Что вы имеете ввиду?
- Мы решили объединиться, чтобы отомстить этим гадам за все, что они творят на нашей родной земле. Пока нас 3-е...
- Нет, вас уже не 3-е, а 4-ро, - не задумываясь ответила Надя, а затем будет еще больше! Я могу порекомендовать очень хороших комсомольцев, например, Юру Полянского, Женю Кийкову, Нину Кезикову. На них можно положиться на 100%.
- С Ниной я поговорю сама, - сказала Лида, уверена, что она не подведет. Но, Надя, этот разговор ты не должна не передавать никому без нашего разрешения. Поняла? Наше дело очень опасное.
- Конечно, я все понимаю.
После того, как Коля с Лидой ушли, Володя спросил Надю:
- Ты уверена, что не испугаешься, не передумаешь? Ведь я люблю тебя и не хочу, чтобы ты подвергала себя опасности.
- Володенька, не говори так. Помнишь жен декабристов? Как они за мужьями в Сибирь ехали? Вот и я с тобой всегда буду, разделю все заботы пополам и, если придется погибнуть, я пойду за тобой, примем смерть вместе за нашу советскую Родину. Пойми, я не могу иначе, на сердце не будет покоя, пока мы не победим этих гадов.
- Я очень рад. Скоро получишь первое задание.
Через несколько дней к Наде пришла Лида Андросова:
- Вот тебе листовочка, перепиши ее и вечером расклей по поселку. Чтобы 1-й не было страшно, с тобой пойдет Володя. Ты не передумала?
- Лидочка, ну как ты могла такое подумать? Ну конечно не передумала!
- Ну вот и хорошо. Когда сделаете дело, зайдите ко мне. Я должна знать, что все благополучно обошлось.
В первый раз новое дело делать всегда трудно. Преодолевая страх, Надя вместе с Володей задание выполнили и зашли к Лиде. Дома была также ее мама, Дарья Кузьминична. Лида сказала:
- Расклеили? Ну вот и хорошо. Я очень рада, а от мамы моей вы не скрывайтесь, я ей все рассказала, и она никому не скажет ни слова.
- Давайте я вас чаем угощу, - добавила Дарья Кузьминична, он вас успокоит. Делом-то вы занялись каким опасным, но важным.
Вскоре началась мобилизация молодежи в Германию. Предлагался выбор-или работать по месту жительства или: Наде и ее подругам ничего не оставалось делать, как идти на шахту №18, выполняя разные тяжелые работы. Однажды Надя вместе с Лидой и Надей Петлей возвращались с работы.
- Так не хочу на этих собак работать, - сказала Надя Петля.
- Ты думаешь, мы будем работать?, - возразила ей Лида. У нас там найдется дело поважнее.
- Какое?
- Народ должен знать правду о нашей Красной Армии, о том, что нас скоро освободят. Поняли, Наденьки, что я хочу сказать? Мы будем рассказывать эту правду людям понадежнее, а они это расскажут дома, своим друзьям и т.д.
- Здорово! Мы уж им так наработаем!
Жизнь Нади теперь наполнилась смыслом. Выполняя задания, она чувствовала, что вносит и свой вклад в дело будущей победы.
Однажды Коля через Лиду передал, чтобы она зашла к Нине Старцевой и они вместе отнесли хлебного клеща на станцию Семейкино рабочим.
- Но, Лида, я же еще не выполнила предыдущее задание, не расклеила все листовки и Нина тоже.
- Этот вопрос мы разберем завтра с нашим командиром, приходите обе ко мне, но клещей все-таки придется забросить вам и никому другому!
На другой день Надя вместе с Ниной были у Андросовых, там была также и Нина Кезикова. Коля ушел с ними в другую комнату и стал говорить:
- Вы избирали нас с Лидой, так почему же вы не выполняете четко наше задание, которое вам поручается?
- Коля, прости, пожалуйста, больше этого не будет, обещаем.
- Ну вот и хорошо, а то немедленно вас исключим из организации! Выходят они из комнаты, подходят к Лиде и говорят: - Прости нас, Лида, больше этого не будет, - и начали ее целовать.
Эта неудача никак не повлияла на боевую активность Нади, а наоборот, придала ей больше смелости и решительности. Вместе с Ниной Старцевой они доставили клещ по назначению, и в результате было заражено множество хлеба.
Приближался день Великого Октября. Коля пришел к Лиде и сказал, чтобы она придумала из чего можно шить флаг, из города поступил приказ их вывесить на видных местах. Кое-что нашла у себя Лида, а часть принесли подруги, и флаг был сделан очень большой. Надя шила его с гордостью, мечтая о том, как гордо он зареет, но этим мечтам не суждено было сбыться, т.к. у трубы, где намечалось прикрепить флаг, дежурили полицейские.
Однажды Надя пришла к Лиде за очередным заданием, но она ушла на отметку в полицию. Дарья Кузьминична спросила:
- Как у тебя, Наденька, дела? Давно тебя не видела. Расскажи мне, пока Лидочки нет, что интересного у вас произошло в работе, а то она мне не больно-то и рассказывает, а мне очень интересно знать.
- Хорошо, тетя Даша, слушайте. Вот один раз с Лидой мы идем по улице поздно вечером. Идет Никулин. Мы стали за угол дома. Лида и говорит: "Я его сейчас застрелю". А я ей: "Не надо, Лида, будь он проклят. Хорошо как удачно получится, а вдруг нет". Лида согласилась и сказала: "Ну, хорошо, пусть ещё поживет эта сволочь, а то как бы он не помешал работе. Начнутся беспрерывные облавы, обыски и будут нам мешать работать".
- А ты не знаешь, где сейчас находится Лидин наган? Это же все-таки оружие, опасно.
- А вы спросите у нее сами, я не знаю. Но мы же должны иметь оружие, у нас очень много всего хранится в секретном месте, надеюсь, что мы скоро узнаем радость настоящего боя.
Вечером в этот же день домой к Наде ворвались пьяные фашисты и потребовали хлеба. Хлеба не было. Тогда она решила "накормить" фашистов. Она испекла пышки, насыпав в муку истёртого в порошок стекла. Руки дрожали, мысли были где-то далеко, но зато на другой день девушка с радостью рассказала об этой операции своему командиру.
- Вот это да! Ты настоящая героиня! - сказал Коля.
Наступил январь 1943 г., в городе начались аресты членов организации. 2 января Володя пришел к Наде и сказал:
- Ну вот, Надя, в городе уже арестовали кое-кого, и нас тоже могут забрать. Обещай мне, что если меня заберут, ты скроешься.
- Володенька, я же обещала тебе быть всегда с тобой. Я никуда не уйду и не уговаривай.
- Не рискуй понапрасну жизнью.
- Отдать свою жизнь за Родину для меня счастье, я не боюсь. Где ты, там буду и я.
На другой день к Наде пришла расстроенная Лида:
- Мужайся, Наденька, Володю арестовали.
- Нет, не может быть! Я не верю!
- Это так, поэтому я хочу тебя спросить, что ты намерена делать дальше.
- Я остаюсь здесь до самого конца. Я это обещала Володе.
- Мы с Колей об этом тоже говорили. Я никуда не уйду, скоро придет наша весна и вернется Красная Армия.
- Не страшно тебе?
- Честно говоря, страшно. Но мы же давали клятву, мы должны всем пожертвовать, даже жизнью за наше общее дело, ее нельзя нарушать.
- Да, ты права, Лидочка, нельзя нарушать.
Так прошло несколько дней, и вот наступил страшный вечер 12 января. На шахту, где работала Надя, явились полицейские, которые уже вели за собой Дьяченко Тосю и Кийкову Женю.
- А! Вот и наша Петрачкова! Собирайся, ты арестована!
- Я готова.
Так трех подруг повели в полицию. Прошло несколько часов, прежде чем Надю повели на допрос. Перед ней оттуда вернулись, вернее, принесли Сумского, Колю, Лиду Андросову и, конечно, Володю. Глядя на своих истерзанных друзей, Надя еще больше ненавидела врагов и про себя думала, что она не скажет им ни 1-го слова. Так и произошло, несмотря на страшную боль от избиений, вопросы полицейских остались без ответов.
На другой день их повели в г. Краснодон. Володя поддерживал Надю, т.к. сама она могла идти с большим трудом. Уже на подходе к городу девушка упала на землю. 1-н из полицаев ударил ее прикладом винтовки
- А ну вставай, еще возиться тут с тобой!
- Не трогай ее, гад! - крикнул Володя.
- А ты молчи, бери ее на руки и тащи, герой! В полиции с вами еще разберутся!
Ну вот наконец и тюрьма. Новые допросы и новые, еще более страшные пытки:
Уже в который раз Надю вызывали на допрос, но добиться ничего не могли.
- Говори, коммунистический щенок!-заорал Соликовский на последнем допросе.
- Нет, фашистская собака, я ничего тебе не скажу.
- Ах, не скажешь? Вот смотри, видишь этот кинжал? Скоро он вонзится в твое тело, а я повеселюсь. Хочешь этого?
Надя молчала. Тогда Соликовский выполнил свою угрозу, воткнув ей кинжал в левый бок. Бесчувственную девушку бросили в камеру.
Очнувшись, Надя сказала:
- Девочки, поднесите меня поближе к стене, я хочу попрощаться с Володей.
Нина Старцева и Лина Самошина ее поднесли.
- Володя, Володенька, ты меня слышишь? Это я Надя.
- Да, слышу.
- Володенька, прощай, я тебя: и не успев сказать <люблю>, Надя снова потеряла сознание.
Это было 16 января. Девушка уже больше не пришла в себя, не слышала она и то, как их повезли на казнь, и как бросили в шахту, земная жизнь для нее уже завершилась...

Эпилог.

Надя Петрачкова погибла, ее мама, Евдокия Тарасовна, умерла в 1944 г. от горя, не выдержав потери единственной дочки. Горе усугубило еще и то, что она осталась без награды. Но главная награда и Наде, и всем тем, кто погиб во имя свободы и независимости родной страны - это память, которая не померкнет никогда.
 
НАДЕЖДА ПЕТЛЯ
Н.Малясова
 
"Трудно так жить. Немцы уже 3-й месяц хозяйничают в Краснодоне. От них никакого созидания - одни сплошные разрушения. Ни учиться, ни мечтать, даже свободно распоряжаться своей жизнью невозможно. Все это теперь не имеет смысла". В такие мысли была погружена 17-летняя откатчица шахты №18 поселка Краснодона Надя Петля. Вдруг сзади раздался грубый окрик: "Ну что встала, комсомольская сволочь?! Работай давай, а то прикажу дать 10 плетей, будешь знать!". Это кричал немецкий холуй Трофименко-штейгер. Несмотря на то, что Надя дала себе слово держаться, она заплакала от обиды и собственного бессилия. Власть обрели всякие низменные личности, способные на любое зло, лишь бы угодить немцам. Девушка вспомнила, как она после окончания 8-го класса пришла работать на эту шахту телефонисткой. Начальником здесь был Макар Тимофеевич Андросов, отец Надиной подруги Лиды, который очень хорошо к ней относился. А теперь его арестовали... Но вот уже заканчивается смена, надо идти домой.
По дороге девушка расплакалась еще сильнее и не заметила, как рядом оказалась Лида Андросова.
- Что с тобой, Наденька? Успокойся пожалуйста, поделись со мной твоим горем.
- Лидочка, меня сегодня опять оскорбил Трофименко, этот гад! Пойми, я не хочу работать на этих идиотов, немецких собак! Я не знаю, как дальше жить и что делать.
- Знаешь, Надя, на некоторых улицах стали появляться листовки?
- Да.
- Значит, не покорились люди фашисту, не дрогнули. Поэтому я хочу тебя спросить - хотела бы ты связаться с ними?
- Лидочка, если бы это было возможно, если бы...
- Завтра ты увидишь кое-кого из них. Обещаешь мне больше не плакать?
- Обещаю, Лидочка.
Надя с трудом дождалась следующего дня. Все-таки не так уж плохо, если люди поднялись на борьбу с врагом.
На другой день, после работы, Лида и Надя пошли к Тосе Елисеенко, где встретились с Колей Сумским. Он сказал:
- Ну вот, Надя, перед тобой те люди, которые пишут листовки.
- И не только листовки, - добавила Тося. Мы доверяем тебе, Наденька, знаем как активную и надежную комсомолку.
- Я буду с вами, даже если придется пожертвовать жизнью.
- Надеемся, что до этого не дойдет, но надо быть готовыми ко всему, - сказал Коля. Ну не будем увлекаться мрачными мыслями. Поговорим о деле. Все мы знаем, что у Лиды арестовали отца. Его обвиняют в агитации против немцев и распространении листовок. Мы должны показать этим гадам, что не того они арестовали. Нужно расклеить как можно больше листовок по всему поселку. Вот тебе, Надя, текст, перепиши и расклей.
- Хорошо, а когда пойду в ночную смену, по пути расклею.
Через некоторое время эта операция была успешно выполнена. Мать Нади, Анна Савельевна, утром вернувшись с базара, увидела на столбе листик бумаги, на котором было что-то написано и толпившийся около него народ. Побежала быстро домой и стала будить спящую после ночной смены дочь:
- Надя, вставай, на дворе на столбах люди листовки читают. Надя улыбнулась и ответила:
- Мама, не мешай мне, я спать хочу.
Полицаи бесились от злости, но найти авторов листовок так и не смогли. Спустя несколько дней выпустили отца Лиды. Надя была счастлива, что благодаря и ее труду была спасена жизнь ни в чем не повинного человека.
Приближалась 25-я годовщина Октября. Коля собрал подпольщиков.
- Нужно вывесить к нашему великому празднику красные флаги. Лида, вместе с девочками найди все, что нужно и сшей большой флаг. А ты, Надя, вместе с Тосей идите в Ворошиловград и купите краску. Чтобы не вызвать подозрений, купите и белую...
На обратном пути, недалеко от Ворошиловграда, девушек остановил патруль:
- Стой! Что несете?
- У нас дома остановился господин офицер, и он послал нас с сестрой купить краску, чтобы покрасить пол и потолок в его комнате, - ответила Тося.
- Ну идите.
... Флаг получился очень большой. Вечером его красила мама Лиды, Дарья Кузьминична, у них дома. Она взялась за эту работу, чтобы не навлечь подозрений на дочь, т.к. она ходит в полицию отмечаться, и на руках могли остаться следы краски. Надя вместе с Ниной Кезиковой сидели здесь же. Когда флаг был покрашен, девушки хором произнесли: "Это за нашу советскую родину! За годовщину Октября! Ура!". Но повесить его так и не удалось, т.к. в том месте, где хотели прикрепить флаг, стояли полицейские, которые стали стрелять, но уйти удалось всем.
В начале декабря Надина сестра Валя увидела, что она роется в шкафу.
- Что ты ищешь?
- Мне нужны папины брюки. А, вот они!
- Зачем тебе?
- Надо.
- Надя, ты что, не доверяешь мне?
- Когда-нибудь я тебе все расскажу, а пока не спрашивай, прошу тебя.
Только в феврале 1943 г. Валя узнала, что брюки предназначались для бежавших из лагеря военнопленных...
В начале января 1943 г. начались аресты юных подпольщиков. Дошли они и до поселка, в тюрьме находились Коля Сумской и Володя Жданов. Из города поступил приказ уходить и спрятаться где-нибудь до прихода наших. Но Надя не могла подвести маму и сестер-Валю, а особенно маленькую Галю, которой исполнилось всего 5 лет.
12 января она пошла работать в ночную смену. В 3 часа явились полицейские: "Петля Надежда здесь? Собирайся!" И Надю увели.
На другой день Анна Савельевна, узнав об аресте, побежала в полицию с передачей. Но начальник полиции Цикалов не разрешил передать вещи дочери. При осмотре вещей он забрал простынь. Цикалов сказал, чтобы она шла домой, а дочка скоро тоже придет домой, обмоется. Мать пошла домой оглядываясь, в окно из-за решетки смотрела её дочь и другие девушки. Мать вернулась домой, а через полчаса Надя пришла домой в сопровождении полицейского. Полицейский с идиотским нахальством присутствовал при её купании, боясь оставить её одну, чтобы не ушла. После купания Надя позавтракала, полицейский повел её, не дав даже попрощаться матери с дочкой. Она ушла навсегда.
На пороге полиции девушку встретил Цикалов:
- Ну, теперь мы пообщаемся с тобой. Назови фамилии твоих соучастников, и мы тебя не тронем, сохраним жизнь. Надя ничего не ответила.
- Молчишь? Ну ничего, сейчас заговоришь! Палач ударил ее по лицу, затем стал бить плетьми. В это время зазвонил телефон. Это был Соликовский, начальник полиции города Краснодона. Поговорив с ним, Цикалов сказал: "Оставьте ее, есть приказ гнать всех в Краснодон. Там - то они поумнеют!".
Эти ужасные 15 километров! Они шли, поддерживая друг друга, но бодро, с поднятыми головами, зная, за что страдают и отдают свои молодые жизни. В городской полиции комсомольцев ждали мучения, которые нормального человека приведут в состояние шока. На допрос они шли, а с допроса их несли... В кабинете Соликовского было очень много крови, в т.ч. и Нади Петли. Она вынесла все нечеловеческие пытки, которым подвергали Соликовский и его подручные, ничего не сказала, никого не выдала...
16 января девушка лежала на полу камеры, не в силах двигаться. Над ней склонилась Надя Петрачкова:
- Давай прощаться, подруженька, нас увозят.
- Запомни, мы погибаем не напрасно. Жаль только, что мало сделали и не увидим, как наши войска выгонят отсюда гитлеровскую погань. Хочется жить, несмотря на то, что так больно.
Вот они и на краю шурфа. 53 метра глубиной... Кого-то сбрасывали туда живыми, кого-то стреляли. Пришла очередь Нади Петли. Соликовский выстрелил в нее и мертвую бросил в шурф. Затем стали казнить остальных.
В феврале 1943 г. пришли наши доблестные красноармейцы и достали тела молодогвардейцев из шурфа. По просьбе родных Надю и ее товарищей похоронили в центре поселка Краснодон. Прошло уже 60 лет, но память о героях живет в сердце каждого человека, неравнодушного к славному прошлому своей страны.

Я НИ О ЧЁМ НЕ ЖАЛЕЮ (рассказ о Евгении Кийковой).
Н.Малясова
 
Уже осень на дворе. Холодно, дует пронизывающий ветер, дождь и грязь. Худенькая девушка с косичками вышла из дома и вздохнула - от посёлка Краснодон, где она жила, до города Краснодона идти 15 километров. Но дело, с которым она шла к своей тёте Екатерине Сергеевне Сулеймановой, стоило того. Женя Кийкова решила вступить в комсомол.
Все время своего пути девушка думала, что скажет родственница - в прошлом активная комсомолка. Достойна ли она такого счастья? Ведь комсомолец является примером для подражания не только октябрятам, но и пионерам! Подойдя к дому тети, Женя нерешительно постучалась в дверь.
- Кто там?
- Это я, Женя. У меня к вам очень важный разговор, но только наедине.
- Проходи пожалуйста, дома никого нет. Так о чем таком важном ты хотела со мной поговорить?
- Дело в том, дорогая тетя, что я решила вступить в комсомол, и мне нужно узнать ваше мнение, т.к. вы для меня пример. Я всегда думаю, как бы вы поступили на моем месте в разных ситуациях.
- Хочешь вступить в комсомол? Это, конечно, очень хорошо. Но пойми, Женечка, на комсомол нельзя смотреть так, что сегодня вступлю, а завтра, если не понравится, уйду. Это большая ответственность, и если ты готова, то в добрый путь!
- Именно так я и думала! Спасибо вам огромное! Даю слово, что никогда не пожалею о своем выборе и буду достойной комсомолкой!
Женя возвращалась домой в радужном настроении. Перед ней была цель, и это придавало сил и энергии.
Через некоторое время Евгения стала комсомолкой. Радость переполняла девушку, улыбка не сходила с ее лица, а мама, Елена Никифоровна, обняла дочь и сказала:
- Ну вот, ты уже и комсомолка, будь достойной этого высокого звания.
- Не беспокойся, мамочка, ты еще будешь гордиться мною, а комсомольский билет для меня дороже жизни!
Началась радостная и в то же время трудная жизнь комсомольская. Евгения оправдала оказанное ей доверие - подтянулась в учебе, стала серьезнее, с большим удовольствием заботилась о своих пионерах. Но эту радостную жизнь разрушила страшная весть - война. Многие жители поселка ушли на фронт, в т.ч. и отец Жени. Прощаясь, он сказал: "Война долгой не будет, берегите себя и ждите меня с победой".
Проводив отца, девушка не знала, что делать. Несколько раз она с подругой Тоней Дьяченко ходила в военкомат, просилась на фронт, но их не брали.
- Что будем делать, Женя? - спросила Тоня после очередного неудачного визита.
- Мы?! Все, чтобы разгромить лютого врага и изгнать с нашей родной земли!
- А если немцы придут сюда?
- Как придут, так и уйдут. Чтобы избавиться от них, я готова и жизнь отдать!
- Я тоже. Мы же с тобой комсомолки.
В июле 1942 г. фашисты вошли в поселок Краснодон. Начались грабежи, убийства, издевательства над мирным населением. Многие жители вынуждены были вернуться из неудачной эвакуации. Расстроенная Женя сидела дома и не находила себе места. Вдруг раздался стук в дверь. Девушка испугалась - вдруг это опять заявились полицаи, что-бы ограбить? Но это была Тоня Дьяченко.
- Ну как у тебя дела, Женечка? - спросила она.
- Какие могут быть дела, когда творится такое?
- Понимаю. У меня есть к тебе предложение.
- Какое?
- Вредить этим гадам, не давать им хозяйничать здесь. Как тебе эта мысль?
- Я с тобой!
- И не только со мной, а еще кое с кем.
- И с кем же?
- Пойдем со мной, увидишь.
Тоня привела подругу в дом Лиды Андросовой, там находился и Коля Сумской. Коля сказал
- Женя, мы с Лидой верим тебе.
- Я постараюсь оправдать ваше доверие.
- Мы и не сомневались! Тебе поручается пробное задание - вместе с Ниной Старцевой нарушить румынскую связь. Сможешь?
- Конечно, у меня и ножницы подходящие есть...
В этот же вечер девушки задание выполнили. Чтобы не навлекать подозрений на жителей поселка, они ушли очень далеко в степь. На другой день Коля поздравил Женю и Нину с удачно выполненной операцией и объявил, что Женя - полноправный член организации. Девушка произнесла клятву и почувствовала прилив сил. Быстро летели дни, наполненные смертельным риском. Евгения, как и другие подпольщики, расклеивала листовки, помогала бежавшим из лагеря военнопленным, вместе с Колей ходила в Краснодон для связи с городскими товарищами... Чтобы не быть угнанной в Германию, она устроилась работать на шахту, где проводила антифашистскую агитацию. Как обрадовалась Женя, когда узнала о поджоге ненавистной биржи труда! Теперь гитлеровцы поняли, что спокойно жить здесь не будут никогда! Вместе со всеми девушка ждала прихода Красной Армии, но не дождалась...
В январе 1943 г. начались аресты членов организации, а 4 января забрали Колю Сумского. Об этом Жене сообщила Тоня. Дома мама не узнала свою дочь - та была в подавленном настроении.
- Что с тобой, доченька?
- Арестовывают комсомольцев, мамочка, уже взяли Колю Сумского и Володю Жданова, их в полиции бьют.
- Может, тебе лучше спрятаться?
- Нет, не беспокойся, мне ничего не угрожает.
Так прошло 8 дней. 12 января, вечером, полицейские пришли за Евгенией:
- Собирайся, Кийкова, ты арестована! Доигралась!
- Я ни о чем не жалею. Не расстраивайте маму, уводите меня скорее.
И ее увели навсегда. В полиции девушку избили до потери сознания, как и остальных, но ничего не смогли добиться. А на другой день пешком повели в г. Краснодон. Женя с трудом могла идти, ее поддерживала Тоня Дьяченко, лучшая подруга. Начальник городской полиции Соликовский, увидев девушку, вызванную к нему на допрос, ухмыльнулся:
- Ну, красавица, рассказывай все!
Женя молчала.
- Считаю до 3-х. 1, 2, 3-начинайте, - приказал он палачам...
Через час Женю без сознания бросили в камеру. Все эти страшные дни Елена Никифоровна не находила себе места, особенно когда получила записку от дочери. Она была в кармане платья, всего пропитанного кровью. То, что переносила бедная Женечка, не мог вынести человеческий разум. Но несмотря на это, девушка писала: " Дорогая мамочка, обо мне не беспокойся..."
16 января 1943 г. Евгения вместе с товарищами была привезена к шурфу шахты № 5. Подошла ее очередь. Девушка собрала последние силы и крикнула: "Я ни о чем не жалею! Прощайте!"
Прошло уже много лет. Каждый день Елена Никифоровна думала: "Бедная моя девочка, зачем ты в это ввязалась?" И слышался ей голос Женечки: "Я комсомолка, не могла поступить иначе, я тоже помогала приблизить нашу победу".

УЛЬЯНА ГРОМОВА
Н.Малясова
 
Да что ж ты думаешь, Ульяна
Арестовали ведь Главана
И даже Анатолия Попова
И бедного Ивана Земнухова
И отвечала Уля строго
Не говори, мама,больше ни слова
Я этих гадов не боюсь,
Перед врагами не сломлюсь
Сумею умереть достойно
А ты, мамочка, будь спокойна.
И вот настал тот роковой день января,
Когда забрали, Улечка, тебя
Здесь уже Люба, Тоня, Нина
И даже Самошина Ангелина
Но не упал у нашей героини дух
Даже в тюрьму уже доходит слух
Гул самолетов русских где-то рядом
Крепитесь, девочки, победа будет с нами
Пусть мы погибнем, это ясно,
Смерть наша будет не напрасной,
Просто достойно умереть
Для нас огромнейшая честь!
И вот настал тот день, Ульяна
Тебя уж нету больше с нами,
Но будет жить в наших сердцах
Твой дух, стремящийся бороться до конца!

Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz