Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 10 | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 13:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 10.
 
* * *
В летней кухне у Сафоновых собрались ребята.
-Радька запалы к гранатам достал, - сообщил всем Степан.
-Отличненько, - обрадовался Серёжка. Он в это время наблюдал, как Володя Осьмухин наматывал на катушку медную проволоку.
-Применять их когда будем? – интересовался Сафонов.
Семён Остапенко бросил на него взгляд своих голубых, ясных глаз. Промолчал.
-Придёт им своё время, - ответил Серёжка.
В окно тихонько постучали. Стёпка выглянул в него, распахнул дверь. Вместе с осенней прохладой в помещение вошёл Дёмка Фомин.
-Я тебя везде искал. Был у тебя дома, но там сказали, что ты у Сафонова. Ну я сюда, - обратился он к Тюленину.
-Что случилось? – насторожился Серёжка. Он знал, что Фомин так просто, ради дружеской беседы, его искать не станет.
-По изваринской дороге стадо коров гонят, - сообщил Дёма.
-Ну и что? – не понял Сёма Остапенко.
-В сторону Верхне-Дуванной гонят. Наверное в Германию собрались увозить, - говорил Демьян.
-А нашему народу есть нечего. У многих семей только на коров и надежда в пропитании, - говорил Володя, не отрываясь от своего дела. – На полях-то уже ничего не растёт, - он посмотрел на ребят.
-Так, други, коров мы наших им не отдадим, - сделал вывод Сергей. – Где они сейчас? – посмотрел он на Фомина.
-Так я ж говорю, на изваринской дороге. В степи, наверное, где-нибудь, - ответил Дёма.
-Может темноты подождём? – предложил Семён.
-Пока ждём, коровки ту-ту, - возразил Сергей.
-Да и в темноте самим ничерта не видно будет, ещё коров перестреляем, - поддержал его Фомин.
-Ещё и оружие применять собираетесь? – удивился Осьмухин.
-А как ты с полицаями собрался разговаривать? – в свою очередь искренне удивился Сафонов. – Агитацию разводить что ли? Так они тебя и послушают.
-Они конечно не послушают, - подтвердил Остапенко.
-Ну а что мы тут сидим до сих пор? – торопил Фомин.
-Так, ребя, давайте на склад, - говорил Серёжка, направляясь к двери. – Володя, ты с нами? – обратился он к Осьмухину.
-Да куда уж от вас денешься? – кивнул Володя, вставая со своего места. – Стёпа, куда это? – он протянул Сафонову катушку и остатки проволоки. Тот всё это машинально спрятал в первую попавшуюся кастрюлю, накрыл крышкой.
В тайнике сгоревшей бани всегда у ребят было оружие, готовое к применению в любое время. Серёжка с друзьями постоянно проверяли его, пополняли запасы.
Ребята затаились в редком кустарнике возле дороги, где она уходила немного под откос. Из-за поворота их полицаи, гнавшие стадо, не должны были увидеть. Серёжка сам, лично, это проверил.
-А они точно здесь пойдут? Может где в другом месте? А мы тут мёрзнем, - обратился Сафонов к Фомину.
-Здесь же одна только дорога, - ответил за Демьяна Осьмухин.
-Какая охрана? – интересовался Тюленин.
-Человек пять-шесть, не больше, - ответил Демьян.
-Нападать одновременно будем, - говорил Серёжка.
-Как ты себе это представляешь? – с усмешкой спросил у него Семён.
-Желательно сразу наповал, - ответил Сергей. – Стрелять все умеют?
-Снайперов среди нас нет, - возразил ему Осьмухин.
-Ну тогда не сразу наповал, - уступил Тюленин. – Но чтоб никто из них не вырвался и до города не дошёл. Узнают если, кранты нам всем.
-Вот с этого и надо было начинать, - снова усмехнулся Остапенко.
-Полицаи местные? – интересовался Осьмухин у Фомина.
-Я их не знаю, - ответил тот.
-Смотрите, вон они, - указал рукой Стёпа на дорогу за поворотом.
С той стороны раздавался топот от многочисленного стада, многоголосое мычание. Наконец стадо показалось из-за поворота, состояло оно из нескольких сот голов крупного рогатого скота. Окружали его с разных сторон шесть всадников на лошадях.
Серёжка мысленно на ходу прикидывал план предстоящей операции.
-Стрелять надо одновременно по всем полицаям, - он распределил кто кого должен себе «взять». – Только по верху. Не попадите в животных. Налёт должен быть неожиданным, со всех сторон сразу, иначе нам кранты. Старайтесь, чтоб вас самих не зацепило. Не высовывайтесь из укрытия.
-Серёга, что ты называешь укрытием? – с ехидцей поинтересовался Сёма Остапенко.
-То место, где мы находимся, - удивлённо посмотрел на него Тюленин.
-Не отвлекайтесь, - посоветовал им Осьмухин.
 
Для ребят, на удивление, операция прошла удачно. Полицаи оказались не местные, ребят они не знали. Ребята их не с первого раза, но положили. Скотину разогнали по степи. Недалеко находилось несколько населённых пунктов. Юноши были уверены, что коровы найдут там себе хозяев.
-Что сейчас будет? – спросил Володя Осьмухин.
-А что должно быть? – посмотрел на него Стёпка.
-За каждого полицая грозят убивать по пять человек мирных жителей. А тут их целых шесть штук было, - напомнил Володя.
-А кто узнает-то? – деловито произнёс Демьян.
-Найдут ведь, - вздохнул Сёма.
-Ладно, ребя, дело сделано. Всё прошло на высшем уровне, - Серёжка остался доволен проведённой операцией и сейчас веселился от души. Быстрым движением руки сбил на лоб кепку у Сафонова. Тот её машинально поправил, не обращая внимания на Тюленина.
 
* * *
Утром 6 ноября к Сергею подошла Валя Борц.
-Серёж, я флаг сшила из своей красной юбки. Давай его повесим? – скромно предложила она.
-И где ты его вешать собралась? – с усмешкой посмотрел он на неё. У него уже было запланировано с друзьями водрузить красный флаг над своей бывшей школой № 4 имени Ворошилова. Они с ребятами собирались заминировать тот флаг, Володя Осьмухин должен будет передать готовую мину Сафонову.
-Не знаю, где-нибудь, - доверчиво смотрела Валя на Серёжку своими голубыми, небесными глазами.
-Ладно, найду куда его водрузить, - уступил Серёжка Вале.
Днём он сделал муляж самодельной мины: в жестяную коробочку насыпал песок, провёл проводки. Заготовил две больших картонных таблички с надписью «Заминировано». Нашёл подходящее место для флага, что сшила Валя, - труба заброшенной и полуразрушенной котельной, что находилась между полицией и Банковской улицей, прекрасно для этого годилась: железные выступы-ступени начинались не у самой земли, а намного выше, были почти разрушены. Попробовал залезть на трубу с земли. У него это получилось. Но тяжёлым и грузным полицейским это вряд ли удастся. Серёжка остался доволен местом, которое выбрал. Да и сама труба была высокая, с пустыря, что окружал котельную, её хорошо было видно.
 
Поздно ночью Сергей подошёл в назначенное место.
-Патрули везде маячат. Словно чувствуют, сволочи, - сообщил он друзьям.
-А мы их обхитрим, - тихо ответил ему Лёня Дадышев, в темноте были видны только его глаза.
-Стёпа, всё готово? Володя передал? – повернулся Серёжка к Сафонову.
-Да, - уверенно кивнул тот головой.
Четыре небольшие фигурки подростков в ночной мгле тайными тропинками пробирались к школе № 4. Через окно первого этажа проникли в здание школы, поднялись по лестнице на второй этаж, затем – на чердак.
-Родька, ты здесь побудь на стрёме, - показал Тюленин Юркину на чердачное окно.
Радик обиженно вздохнул, но подчинился, подошёл к окну, выглянул в него.
-Чисто, - сообщил он товарищам.
Сергей, Лёня Дадышев и Стёпка по приставной металлической лестнице полезли на крышу.
-Давай к трубе цепляй, - указал Тюленин Стёпе на трубу, находившуюся на середине крыши.
Ребята осторожно пробрались по скользкой и покатой крыше к трубе.
-Патруль идёт, - шепнул товарищам Лёня Дадышев. Все притаились.
-Только бы Родька молча сидел, - тихо проговорил Сафонов.
-Да тихо ты, - откликнулся Тюленин.
-Всё, вроде бы ушли, - через некоторое время проговорил Сафонов, выглядывая вниз.
-Давай, что там у тебя, - торопил его Сергей. Достал из-за пазухи красное полотно, древко для него. Стёпка достал жестяную банку с тротилом – самодельную мину, запалы.
-Зараза, запалы отсырели, - выругался он. – Сега, что делать будем?
-Дело дрянь, - отозвался Тюленин. – Но не тащить же её обратно. Давай делай как есть, - посоветовал он. Из-под лёгкого своего пальтишка достал большую, заготовленную заранее, табличку с надписью.
-Ну, Сега, ты всегда всё расчитаешь, - удивился Дадышв.
Сергей с Сафоновым прицепили флаг к древку, укрепили его у трубы. Стёпа несколько минут провозился со «взрывным» устройством.
-Всё, баста, готово, - наконец воскликнул он и засвистел одну из своих любимых песен: «Широка страна моя родная». Лёня бросился к нему, своей рукой зажал ему рот.
-Ты чего? – сопротивлялся Стёпка.
-Там патруль внизу, - шепнул на ухо Сафонову Дадышев. Отпустил Стёпку только когда патруль прошёл мимо.
-Ребята, смотрите, красота-то какая, - восхищался Степан, осматривая спящий ночной город с крыши двухэтажной школы. – И тишина, - добавил он.
-И что красивого в этом нашёл? – пожал плечами Тюленин. Ему-то красотами сейчас любоваться не было времени. Он Вале дал слово вывесить с ней флаг. А на этот, на школе, итак уже ушло гораздо больше времени, чем он рассчитывал.
-Работу сделали и пошли, ребя, отсюда, - торопил он своих друзей. – А красотами после войны будем любоваться, когда этих не будет, - он кивнул головой вниз, на улицу.
 
Когда Сергей подошёл к Валиному дому, она его уже ждала. По дороге он захватил приготовленный и спрятанный в надёжном месте муляж мины, палку-древко для полотна и табличку.
Возле трубы от котельной Валя протянула ему полотно флага, он внизу его прикрепил к древку.
-А это что у тебя? – спросила девушка, указывая на показавшуюся из-под полы пальто Сергея картонку. Сергей достал её, дал Вале прочитать.
-Зачем это? – спросила она у него в самое ухо.
-Так надёжнее, - ответил он.
-Ты такой молодец, - восхищалась Валя. – Так здорово придумал.
Сергей в ответ только хмыкнул.
-Смотри тут в оба, - предупредил он её и полез вверх по трубе.
Некоторые ступни шатались и скрипели. Ему казалось, что скрип этот разносится по всей улице. Здание полиции находится недалеко. Но Валя не подавала никаких знаков, значит внизу было всё спокойно. Да и полицаи вряд ли догадаются сунуться на этот пустырь, который окружал заброшенную котельную. Он чувствовал, как сильный ветер обдувает его всего насквозь, тоненькое пальтишко не спасало его от пронизывающего ветра. Вниз он старался не смотреть. Сё внимание его было приковано только к вершине трубы, к её краю, упирающемуся в тёмное звёздное небо. Он не боялся высоты, но знал, если не будет оглядываться, до вершины трубы доберётся быстрее.
Вот он уже наверху. Закрепил к краю трубы, за выступ, древко вместе с флагом, для надёжности обмотал верёвкой. Рядом прицепил заготовленную жестянку с песком, провёл от неё провода к древку флага. Чуть пониже прицепил табличку.
Дорога вниз оказалась намного легче и быстрее. Во-первых, дело было уже сделано, а во-вторых, ничего не мешало: ни картонка, ни палка, ни жестянка. Метра за три от земли он спрыгнул вниз, на землю. К нему сразу же подбежала Валя.
-Всё тихо? – довольный проделанной работой, спросил он у неё.
-Всё тихо, - согласна кивнула она ему. – Серёжка, ты такой смелый, я так восхищаюсь тобой, - жарко шептала она ему на ухо.
-Вот ещё, придумала, - смешался парень, отряхивая свои штаны и не поднимая на девушку взгляд.
-Нет, всё-таки ты такой герой, - продолжала она.
-Скажешь тоже мне, герой, - смущённо произнёс юноша. – Пошли лучше отсюда.
Она оглянулась вокруг и неожиданно чмокнула его в щёку.
-Ты чего делаешь, Валя? – удивился и растерялся он.
-Пошли давай, - она легко подхватила его под руку и направилась в сторону своего дома. Он вынужден был идти следом за ней. По дороге она попыталась им восхищаться, но Сергей предупредил:
-Ты лучше помолчи. Сегодня патрули везде.
Оставшийся недлинный путь до Валиного дома они проделали молча.
-Серёжа, я тебе нравлюсь? – у калитки своего дома задала Валя мучавший её вопрос.
-Да, - на этот раз ответил ей Сергей и смущённо отвёл от неё свой взгляд.
Обрадованная девушка отвернулась от него и легко направилась по тропинке к своему дому.
-До завтра, Валя, - сказал Серёжка ей вослед.
Девушка обернулась к нему, улыбнулась и махнула рукой. Оставшийся путь до двери дома она не прошла, а словно пролетела.
 
Утром, 7 ноября, старшая сестра Сергея, Мария, уже успела побывать в городе.
-В городе красные флаги развешаны! – довольная, сообщила она домашним.
-Наши родненькие не забыли о нас, - радостно воскликнула Александра Васильевна.
Надя подозрительно посмотрела на Серёжку. Он был весел, на лице его сияла радостная улыбка. Не обращая внимания на разговоры домашних, он за обе щеки уплетал предложенный ему завтрак. Дожёвывая на ходу, он накинул на себя пальто, шапку и выскочил на улицу.
На трубе котельной до сих пор развевался флаг. Серёжка радовался – его работа! Вокруг суетились полицаи – не могли залезть наверх и снять красное полотнище. Народ друг с другом делился радостной вестью – в Краснодоне появились красные флаги!
-Почти все уже сняли, - услышал он тихий знакомый голос позади себя. – А наши висят. Пойдём посмотрим на школе.
Серёжка обернулся – Лёня Дадышев.
-Идём, - подмигнул ему Тюленин и дружеским жестом обнял его одной рукой за плечи.
Возле здания школы № 4 толпился народ. Немецкие жандармы и полицаи из местных пытались его разогнать, но безуспешно. На крыше, на самой её верхотуре, к трубе был прикреплён Советский красный флаг. Он гордо развевался на осеннем ветру.
-А чего не снимут-то? – спросил Серёжка у ближайшей женщины.
-Говорят, заминировано, - ответила она.
-Боятся, гады, - сплюнул на землю Дадышев.
Несколько полицаев было на крыше, но к флагу подойти не решались. Внизу, у здания школы, бегал Соликовский, раздавал команды, орал на тех, кто был на крыше, размахивал руками. Серёжка, глядя на перепуганную его красную физиономию, радовался от души.
 
* * *
Сергей шёл по коридору второго этажа клуба. Из-за одной из дверей доносилась знакомая мелодия. Он приоткрыл дверь и заглянул туда. Помещение было небольшим. Это была одна из вспомогательных комнат. Сейчас её приспособили в качестве кладовки, куда стаскивали всё ненужное. Здесь было два стола, один из которых был на трёх ножках, большой старинный диван, обшитый чёрной кожей, несколько стульев и табуретов, большой неказистый шифоньер, на нём находился глобус, в одном углу стояла вешалка для верхней одежды, в другом – человеческий скелет. За целым столом сидели друг напротив друга Толя Попов и Боря Главан и играли в шахматы, рядом с ними сидел Витя Петров и наблюдал за их игрой. На диване вольготно устроилась Люба Шевцова и играла на гитаре одну из любимых своих мелодий. Рядом с ней пристроился Володя Загоруйко и подыгрывал ей на мандолине. Володя Загоруйко был рослым, тёмнорусым юношей, любил при случае пошутить, посмеяться. Сергей его почти не знал, но товарищи, которые учились в школе вместе с ним, отзывались о нём положительно.
-Браво! Отличный из вас дуэт, - Серёжка, засунув свою балалайку подмышку, заоплодировал им.
-Мы и не так могём. Правда, Любка? – подмигнул Загоруйко Шевцовой.
-Правда-правда, - поддержала его девушка своим звонким певучим голосом.
-Вот ботало, - проговорил Главан.
-Кто ботало? – обратил на него своё внимание Серёжка.
-Да вы все, - не отрываясь от игры в шахматы, пояснил Борис.
-Слушай, Любка, я давно хотел у тебя спросить, - сказал Серёжка, пристраиваясь на валик-подлокотник дивана, на котором сидели Люба с Володей. – Ты в городе всех знаешь. Что за птица наш командир Туркенич?
-Ну во-первых, я не всех знаю. И его я не знаю. Так только издали видела. А зачем он тебе? – обратила на него взгляд своих светлых голубых глаз Любка. Сейчас в её глазах читалось и любопытство.
-А что для тебя, Люба, значит видеть не издалека и что означает знакомство? – Загоруйко весело смотрел на неё.
-Тебя, балбеса, видела не издалека и с тобой знакома, - парировала ему Любка, свободной рукой она дала ему лёгкий подзатыльник.
Витю Петрова уже не так интересовала игра товарищей в шахматы, как возня на диване. Он перевёл на эту троицу свой взгляд.
-Меня вот всё не покидает вопрос, почему именно его поставили над нами командовать? – говорил Сергей, сидя на валике дивана и облокотившись одной рукой о спинку дивана.
-Ну он же воевал, офицер Красной Армии.
-Разве мало у нас тех, кто воевал? – спорил Серёжка.
-Боря тоже на фронте был, - поддержал Сергея Толя Попов.
-И директор нашего клуба тоже в тылу не отсиживался, - согласился Володя Загоруйко.
-Так почему именно Туркенич? – не отступал Серёжка. – Он ведь артист!
-Ну и что? – искренне не понимала Любка. – Я тоже артистка. И ты тоже артист, - доверительно говорила она Тюленину.
-Какой из меня артист? – смущённо отвернулся он от неё. – Да мы с тобой и не командиры.
-А зачем много командиров? – вступил в разговор Витя Петров.
-Особенно таких как эти двое, - кивнул в сторону Сергея и Любы Загоруйко.
-Ой, Володька, сам не далеко ушёл, - отозвалась ему Любка.
-Я же в командиры и не лезу, - заметил он.
-А кто лезет-то? – не понял Серёжка. Взял свою балалайку, настроил её и заиграл на ней: «Спят курганы тёмные, солнцем опалённые, и туманы белые ходят чередой…».
Люба с Володей начали ему подыгрывать на своих инструментах. Любка запела в такт мелодии своим звонким голосом. Витя Петров и Володя Загоруйко её поддержали. Через некоторое время в комнату зашли Володя Осьмухин и Толя Орлов.
-Я думаю, кто это песенки запретные распевает на весь клуб, а тут без нашей Любаши, конечно, не обошлось, - говорил Володя Осьмухин.
-Присоединяйся к нам, - пригласила его Любка.
Постепенно в эту маленькую подсобную комнату набилось много народа. Возникло стихийное собрание участников самодеятельности и подполья (как понял Сергей из разговоров собравшихся, все они принимали участие в борьбе против оккупантов и их прихвостней).
В комнату вошёл Сёма Остапенко, скромно прислонился спиной к стене, руки завёл назад и внимательно слушал всех говоривших, сам в разговор не вступал. Толя Орлов тоже сидел молча и внимательно всех слушал. Вася Пирожок, пристроившись на краю перевёрнутого на бок трёхногого стола, достал из кармана тетрадь, которую всегда носил с собой, и что-то в ней рисовал.
В комнату открылась дверь, и вошли Стёпа Сафонов и Лёня Дадышев.
-Сега, мы тебя ищем, - сказал Сафонов.
Серёжка, было, с большой неохотой встал со своего места. Но Стёпка, оглянувшись по сторонам и поняв, что компания здесь собралась нескучная и интересная, сообщил:
-Хотя, это может и подождать.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz