Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 3. | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 20:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 3.
 
Однажды недалеко от деревин Зароново Е. С. Спиридо­нову с корзинкой в руках, в которой под ягодами и яйца­ми она несла в город магнитные мины, остановили двое фашистов. Они забрали яйца и стали копаться в ягодах. Не дожидаясь, когда гитлеровцы доберутся до мин, она из пистолета убила их наповал. В другой раз Спиридонова не­сла от партизан тол для подпольщиков в мешке с картофелем. Ее нагнала грузовая машина с эсэсовцами. Не рас­терявшись, Спиридонова попросила подвезти ее до города. Ей уступили место в кабине, а мешок забросили в кузов, и он под «охраной» оккупантов благополучно был достав­лен в Витебск.
Боевые задания Спиридонова часто выполняла со сво­им отцом Степаном Ивановичем. Подходя к городу, ее отец притворялся слепым, брал в руки посох. Под видом про­водника «слепого» Дуся приносила в город оружие и взрыв­чатку. Большую работу проводила Спиридонова по вовле­чению в подпольную работу советских людей. Созданная при ее активном участии подпольная группа на восстанов­ленном оккупантами фанерном заводе всячески саботиро­вала производство продукции, портила станки и оборудо­вание, распространяла листовки, доставляла партизанам оружие и боеприпасы. Когда к лету 1942 года были выве­дены из строя почти всё агрегаты завода, большинство чле­нов группы во главе с ее организатором Г. И. Пушкаревым были переправлены Спиридоновой в партизанский от­ряд. К партизанам пришли также директор, главный бух­галтер, старший механик и кассир завода с кассой.
Ощутимые удары по оккупантам наносила подпольная группа, возглавлявшаяся коммунистом А. Е. Белохвостиковым. Накануне войны Белохвостиков окончил Минский ин­ститут народного хозяйства, работал в Гомеле, а затем в Витебске инженером-плановиком в облисполкоме. С самого начала вражеской оккупации города Александр Ефимович включился в активную борьбу с захватчиками и создал одну из первых подпольных групп в Витебске. В ее состав входили В. Н. Пахомов, М. Е. Белохвостикова, Н. С. Бобров, М. А. Романенко, И. Ф. Безбогин, Л. И. Хрипач, А. Д. Ша­куров, К. С Щупликова, П. С. Шлякова и другие.
Группа А. Е. Белохвостикова в ноябре 1941 года совершила нападение на штаб гитлеровцев, располагавшийся не­далеко от вокзала, в здании школы. На операцию вышли А. Е Белохвостиков, И. Ф. Безбогин, Л. И. Хрипач, М. А. Романенко. Вооружившись автоматами и финками, подпольщики незаметно подползли к часовому и уничтожили еге. И тут же пламя разорвало ночную темноту. Один за дру­гим раздались разрывы гранат, заработали автоматы. Под­польщики ворвались в здание. Ошеломленные гитлеровцы стали в панике выскакивать через окна, но замертво па­дали, скошенные огнем автоматов. Так же внезапно, как и появились, подпольщики скрылись. Оккупанты долго иска­ли виновников, но тщетно. А по городу прошел радостный слух: «Бьют наши фашистов, здорово бьют».
В ночь на 22 февраля 1942 года при налете советской авиации на Витебск член группы Н. С. Бобров, заранее про­бравшись в район Смоленского рынка, выпущенными раке­тами указал летчикам на скопление автомашин и другой техники врага. Бомбовый удар был нанесен точно: всю ночь горели машины и рвались боеприпасы.
Для связи партизан с витебскими подпольщиками Белохвостикову было поручено открыть частную мастерскую по ремонту жестяной посуды. Сюда часто стали проходить «посетители». Maстер встречал их вопросом-паролем:
—Что принес?
—Ведра. Вот починить нужно.
—Очень хорошо, сейчас починим.
—Только прошу быстрее это сделать.
Требовавшие «срочной починки» ведра были наполнены толом, минами, листовками. В обратный путь «отремонти­рованные» ведра направлялись с посылками для партизан: с медикаментами и донесениями о противнике и его намерениях.
Весной 1943 года тайной полевой полиции «ГФП-703» удалось заслать в подпольные группы, в том числе и в груп­пу Белохвостикова, которую гитлеровцы считали централь­ной, провокаторов. В апреле — мае 1943 года фашисты аре­стовали 72 подпольщика. Десятки из них после зверских мучений были расстреляны, в том числе А. Е. Белохвостиков, его сестра Мария и другие члены группы Белохво­стикова.
У руководства группой стала П. С. Шлякова (Паулина), которая, даже по признанию гитлеровцев, умело про­должала дело. Ее ближайшими помощниками были комсо­молка В. А. Александрова, И. Ф. Безбогин, В. Н. Пахомов, К. С. Щупликова. Однако фашистам удалось снова напасть на след некоторых подпольных групп. Летом и осенью 1943 года в Витебске было арестовано более 60 подпольщиков, большинство из которых были расстреляны, а часть заточены в спецлагеря СД или направлены на ка­торгу в Германию. В числе расстрелянных была и Пау­лина — П. С. Шлякова,
Еще в феврале 1943 года была арестована (и вскоре расстреляна) таинственная Катя — А. Виноградова, признанная гитлеровцами опасным и весьма квалифицирован­ным шпионом. Она прибыла из партизанского отряда Бирюлина в Витебск для продолжения там подпольной работы.
Аресты продолжались. Гитлеровцам стали известны факты исчезновения из военных складов оружия и боеприпа­сов, осведомленность партизан о маршрутах карательных экспедиций, дислокации германских войск в окрестностях Витебска, исчезновение бланков строгой отчетности. Серь­езное беспокойство у них вызывали диверсии и организо­ванный населением саботаж мероприятий оккупационных властей.
На ноги был поставлен весь имевшийся в городе разведывательный аппарат, мобилизованы так называемые «ловцы партизан» — маскировавшиеся под патриотов из­менники Родины. Фашистская разведка установила тщатель­ное наблюдение за складом военного трофейного вооружения. На этот склад подпольщики устроили «работать» своих людей: Н. Винокурова, П. Иванова, В. Лукьяненко и К. Мень­шикову,— с помощью которых было вывезено партизанам много оружия и боеприпасов. Наблюдение ничего не дало вражеским разведчикам. Подпольщики работали умело. Тогда гитлеровцы использовали предателей Родины, кото­рые, выдав себя за партизанских связных, получили из рук подпольщиков значительное количество оружия и боепри­пасов. Подпольная группа была разгромлена.
Но репрессии обрушивались не только на подпольщиков. С неимоверной жестокостью гитлеровцы издевались над всем населением города. Малейшее неповиновение влекло за собой тюрьму и расстрел. В застенках гестапо мучили и убивали всех, кого подозревали в сочувствии Советской власти или кто хоть словом выразил недовольство оккупа­ционными порядками. Для устрашения населения в горо­де постоянно стояли виселицы, на которых казнили пат­риотов. Тела казненных с прикрепленными к ним надпи­сями «партизан», «повешен за неповиновение», «саботажник» не разрешалось снимать по нескольку дней.
Согласно документам фашистских оккупационных вла­стей, в июне 1942 года в прежде цветущем городе, насчи­тывавшем до войны 174 тысячи жителей, осталось только 39107 человек. Голодом, пытками и расстрелами, изнури­тельным трудом фашисты стремились уничтожить население города, подавить его сопротивление. Молодых витебчан угоняли в Германию на каторжные работы в шахтах, на под­земных фабриках оружия и боеприпасов. Оттуда никто не возвращался. В найденном недавно донесении немецкой полиции в Витебске говорится, что каждую неделю из го­рода отправлялся эшелон с людьми в Германию. По до­кументам захватчиков значится, что только с 1 мая по 1 ав­густа 1942 года из Витебска на фашистскую каторгу было угнано 5039 человек. Лишь иногда проскальзывали через цензуру полные ужаса и отчаяния письма обреченных.
Уповая на эффективность кровавого режима кнута и виселицы, оккупанты в своих газетах и объявлениях неод­нократно сообщали об «уничтожении коммунистов и их пособников». Но это было самообманом. Витебчане, как и все советские люди, бились с врагом насмерть, и никакое усиление фашистского террора не могло сломить их волю к борьбе. В нее включались все новые подпольные группы, действия которых отличались смелостью и дерзостью. Вот некоторые примеры.
...12 октября 1943 года по проселочной дороге из Витебска на полном ходу мчится лимузин. В нем едут ка­питан, командир немецкого батальона и унтер-офицер. Около деревни Тетерки они увидели группу людей, одетых в немецкую форму. Машина останавливается. К ней под­бегают переодетые в немецкую форму подпольщики Куко­лев, Салеев, Чайка, Писарский и партизан Загорский.
—Руки вверх!
Унтер-офицер покорно поднимает руки, что-то болтая о своей невиновности. Капитан же, выскочив из машины, пы­тается сопротивляться. В это время на дороге показались еще две немецкие автомашины. Медлить было нельзя.
—Пристрелить фашистов! — приказывает Загорский.
Уничтожив капитана и его спутника, подпольщики раз­били машину и побежали в лес буквально на глазах у подъ­езжавших гитлеровцев. Последние вначале не поняли, по­чему от них бегут люди в немецкой форме. А когда разобрались, то было уже поздно. Фашистам осталось лишь вы­пустить несколько автоматных очередей по скрывшимся за деревьями патриотам.
Через несколько дней эта же группа подпольщиков подорвала на минах восемь вражеских автомашин с солда­тами.
...В ноябре 1943 года подпольщик рабочий Н. Жигунов пришел к своему другу В. Иванову. С ним была среднего роста миловидная девушка с длинными толстыми косами.
—Знакомься! Наше пополнение.
Это была А. Жаврид, имевшая уже немалый опыт подпольной работы. По поручению партизан она побывала в одной из подпольных групп, а теперь должна была по­мочь группе Н. Жигунова активизировать диверсионную де­ятельность. Тут же договорились об очередной операции. Нужно было заложить мины в составы на станции Витебск. Жаврид предложила план:
— Я буду приносить вам еду. В свертках будут спря­таны мины.
На другой день девушка появилась с кастрюлями и тарелками около вагонного депо, где работали подпольщики. Н. Жигунов надежно спрятал принесенные ею мины. Вско­ре в вагоны пяти воинских составов было заложено один­надцать мин-магниток с увеличенными зарядами. Составы подорвались в пути. Было уничтожено большое количество боеприпасов и обмундирования, убито несколько десятков ехавших в классных вагонах фашистских офицеров.
Однажды на станцию Витебск прибыл состав с вооружением, предназначенным к отправке на фронт. «Этот состав нельзя упустить»,— решили подпольщики. Взорвать эшелон было поручено группе во главе с В. Ивановым. Со­став усиленно охранялся. Но подпольщикам повезло: на станцию совершили налет советские самолеты. Охрана со­става попряталась. Этим и воспользовались Иванов и его друзья. Они подложили под один из вагонов четырехкилограммовую мину. В результате взрыва и последующего затем пожара было уничтожено большое количество во­оружения. В октябре 1943 года эта же группа заложила мины в мост по шоссейной дороге недалеко от станции Залучье. Взрыв вывел мост из строя почти на две не­дели.
Направляя боевую деятельность подпольщиков, горком партии вместе с тем большое внимание уделял усилению массово-политической работы среди населения, разоблаче­нию лживой фашистской пропаганды. Подпольные организации увеличивали выпуск листовок, используя для их распространения самые разнообразные приемы и способы. Листовки неизменно появлялись на заборах, столбах, сте­нах домов, в различных оккупационных учреждениях.
Особенно активно вела агитационно-массовую работу подпольная молодежная группа в составе комсомолки Л Березкиной (руководитель), ее брата Николая, 3. Ва­сильевой, Н. Воробьева, Н. Захарова, В. Корнешонка, Е Волчка. Юные патриоты установили связь с партиза­нами, действовавшими в районе населенных пунктов Поддубье, Кроты и Мануки. По заданиям командования парти­занской бригады «Алексей» они проводили диверсии, добы­вали бланки и документы в учреждениях оккупантов. От партизан группа получала листовки и распространяла их в городе. Сводки Совинформбюро Лидия и Николай Березкины переписывали от руки. Эти вырванные из тетради четвер­тушки бумаги люди находили в сумках, возвращаясь с ба­зара, в карманах пальто, на заборах и стенах домов. На портретах Гитлера, которые развешивались повсюду в горо­де немецкими пропагандистами с надписью «Гитлер — осво­бодитель», патриоты подрисовывали разные карикатурные детали и вместо слова «освободитель» писали «душитель». Вездесущий паренек Е. Волчок с восторгом сообщал: «И в других районах делают такие же надписи. С нас берут пример».
Масштабы подпольной работы расширялись, в нее включались все новые патриоты. В связи с этим остро стоял вопрос о снабжении подпольщиков подлинными документа­ми. И за это дело взялась группа Л. Березкиной. В нача­ле 1942 года Л. Березкина и 3. Васильева запаслись рекомендацией одного из полицейских и были приняты на рабо­ту в столовую фельдкомендатуры. Вскоре они нашли воз­можность похищать бланки паспортов и других документов. Наряду с добычей бланков и документов юные подпольщики собирали сведения о вражеских частях, приобрета­ли для передачи партизанам медикаменты и табак. Из шта­ба партизанской бригады было передано: «Действуете хо­рошо. Но нужна чрезвычайная осторожность. Берегитесь шпионов и предателей».
Предупреждение было обоснованным. Группа вовлекла в свою работу беспартийных патриотов Н. П. Захарова и его жену. Они оказывали всяческое содействие подполь­щикам, предоставляли им свою квартиру для конспиративных встреч. На эту квартиру нередко заходил А. Белячиц, намеревавшийся, как он говорил, «связать свою судьбу» с Л. Березкиной. Девушка благосклонно относилась к ухаживаниям Белячица и делилась с ним многими тайнами. Летом 1942 года подпольщики получили задание изучить возможность взрыва здания, в котором размещались ко­мендатура, жандармерия, почта и радиоузел. Вечером 6 сен­тября Л. Березкина и 3. Васильева принесли от партизан шесть мин и много листовок. На следующий день девуш­ки зашли на радиоузел к подпольщику Воробьеву. В мо­мент, когда они передавали ему мины, все трое были арестованы. Одновременно гестаповцы провели обыск на квар­тире Н. Захарова, где обнаружили четыре мины и листовки. Захаров также был арестован.
В тот же день были схвачены гитлеровцами другие участники группы — комсомолец В. Корнешонок и Е. Вол­чок. Устроившись наборщиками в типографии, они вошли в доверие к начальству и часто оставались на работе после 6 часов вечера, что было запрещено. Подпольщики печа­тали и распространяли листовки, привлекая к этому и других молодых людей, работавших в типографии.
Юноши и девушки были подвергнуты диким пыткам. Но палачи ни на один вопрос не получили ответа. Ранним ут­ром 22 сентября 1942 года жители были потрясены зре­лищем: трупы юношей в девушек висели на виселице, со­оруженной гитлеровцами на Смоленском рынке.
Подпольщики были преданы гнусным изменником Роди­ны Белячицем. В мае 1941 года Белячиц был призван в армию, откуда в начале войны дезертировал. Возвратившись в Витебск, он вскоре был завербован вражеским разведор­ганом «абвер-318». Прикинувшись влюбленным в Л. Березкину, предатель вызнал состав подпольной группы и выдал ее. В дальнейшем Белячиц окончил фашистскую разведшко­лу и 20 августа 1944 года на самолете был заброшен в тыл Красной Армии. 23 августа он был арестован и по приго­вору суда расстрелян.
Несмотря на отдельные провалы, мастерство подполь­щиков росло. Направляя партизанскую борьбу в городе, подпольный горком партии уделял большое внимание про­никновению подпольщиков в учреждения захватчиков. Это позволяло подпольщикам не только иметь официальное разрешение на жительство (что само по себе было очень важно), но и разрушать вражеский аппарат изнутри, нано­сить более чувствительные удары по оккупантам, быть в курсе их дел и намерений. Так, например, коммунисты И. И. Оноприенко и И. М. Кузнецов, работавшие в немец­ком учреждении шоферами, собирали и доставляли в под­польный горком партии различные сведения, привозили подпольщикам тол от партизан. В жилищное управление Витебска устроился подпольщик М. Лосянов. Он снабжал подпольщиков и партизан документами, оформлял им про­писку в городе. Работница типографии коммунистка М.Н. Коптелова распространяла среди населения листов­ки, передала партизанам три ящика патронов, три винтов­ки, автомат и револьвер, похитила у оккупантов важные секретные документы и передала их подпольному горкому партии. Комсомолка В. В. Худолей работала в хозяйст­венной части комендатуры города. Она выведывала намере­ния врага, сообщала о них партизанам. Ею был составлен план части города с нанесением на нем вражеских воен­ных объектов. Комсомолка Г. А. Крастина, работавшая уборщицей на электростанции, выкрала у гитлеровцев и до­ставила в подпольный горком партии противогаз нового вы­пуска. В другой раз по заданию партизан она в здании управы похитила карту с нанесенными на ней важными для оккупантов объектами. Смелым, отважным подпольщиком был П. А. Беленев — шофер продовольственного отдела городской управы. Он умело распространял листовки, ис­пользовал свои «служебные» поездки для сбора сведений о военных объектах противника.
Подпольщица Э. В. Барановская (Гуго) работала сна­чала в штабе фашистской военно-строительной организации «ТОДТ», а затем в конторе гарнизонного овощного скла­да. Она сообщала советскому командованию о возводивших­ся гитлеровцами укреплениях, точные сведения о численности вражеских войск, расположении их штабов.
Много мужества и отваги проявила девятнадцатилет­няя подпольщица комсомолка Т. Ломоносенко. Для ма­скировки она поступила в хоровой кружок так называемого народного дома, созданного оккупантами для идеологиче­ской обработки молодежи в фашистском духе. В июне 1942 года под носом у гитлеровцев девушка организовала побег из полевой комендатуры шести советских военнопленных. Беглецы на автомашине «оппель» благополучно прибыли к партизанам. Через некоторое время отважная патриотка вместе с подпольщицами Л. Матвеевой и Е. Колобановой, договорившись с шофером-военнопленным, организовала по­бег на автомашине еще одной группы советских военно­пленных, работавших на аэродроме. Комсомолка Матвеева, работая по заданию подпольной организации в швейной мастерской на аэродроме, добывала сведения о наличии самолетов, составила план аэродрома и передала его партизанам.
Руководитель подпольной группы коммунист И. А. Бекишев устроился на аэродром в качестве электромонтера. Он добывал ценные сведения о наличии самолетов и вооруже­ния на аэродроме, устраивал смелые диверсии. Установив летом 1943 года связь с действовавшей здесь группой В. Н. Орловского, подпольщики начали работать совмест­но. Ими было заминировано бомбоубежище, куда прятались гитлеровцы во время налетов советской авиации. Взрывом было уничтожено много фашистских летчиков. В июле — августе 1943 года подпольщики заминировали два самоле­та. Один из них взорвался над городом и врезался в зем­лю перед немецкой комендатурой, другой — в нескольких километрах от Витебска над деревней Шевардино.
Удары подпольщиков по оккупантам становились все бо­лее ощутимыми. Понимая, что одной из причин эффектив­ности действий подпольщиков являются их широкие связи с партизанами, оккупанты усилили меры по пресе­чению этих связей. Они установили вокруг Витебска уси­ленные контрольные посты, оплели его колючей проволо­кой. У всех приезжавших в город тщательно проверялись документы и все, что они везли с собой. Особенно усилились эти меры после того, как у связной подпольной труп­пы Н. Я, Нагибова А. Якимовой (Бойкой) в мешке с кар­тофелем был обнаружен тол, который она везла от пар­тизан городским диверсионным группам. После этого слу­чая проникновение связных в город и из него приобрело характер боевых операций. Через некоторое время после провала Бойкой Н. Я. Нагибов, его жена Т. С. Щукина и И. Е Якимов возвращались от партизан в город. Как толь­ко они подошли к контрольному пункту, навстречу им вы­шел полицейский и потребовал документы. Он долго всмат­ривался в них, а затем распорядился:
— Идемте со мной!
Нельзя было терять ни одной секунды. Нагибов выстрелом из нагана убил полицейского и вместе с товари­щами набросился на охрану контрольного пункта. Перепуганные полицейские, считая, что на них напала разведка наступающих партизан, начали разбегаться. Воспользовавшись этим, скрылись и ранее задержанные полицией люди, среди которых была одна подпольщица. Преследуя поли­цейских, удиравших с криками «Партизаны наступают», На­гибов и его друзья побежали в город. По дороге они встре­тили немецкий обоз, забросали его гранатами и скрылись.
Но как бы ни складывалась обстановка, связь подполь­щиков с партизанами не прерывалась. Ее осуществляли смелые, решительные патриоты — связные партизан и под­польщиков. Одной из них была Т. П. Суторман (Димерза), действовавшая под кличкой Бессарабка. До войны она ра­ботала буфетчицей в торговых организациях Витебска, хо­рошо знала расположение города, имела много знакомых. Бессарабка доставляла партизанам от подпольщиков све­дения о противнике, бланки различных документов. Через нее партизаны не раз переправляли подпольщикам взрывчатку. Однажды, спрятав тол в корзине с огурцами и ка­пустой, подпольщица отважилась перейти мост, охраняе­мый немецкими патрулями.
— Документы,— потребовал патруль.
Проверяя паспорт, гитлеровец с силой толкнул ногой корзину. Она не перевернулась. Боясь, что такая тяжесть покажется часовому подозрительной, Суторман сумела от­влечь его внимание и благополучно доставила тол подрыв­нику Большакову, работавшему машинистом на железной дороге. Позже она много раз в корзине, замаскированной овощами, доставляла подпольщикам от партизан магнитные мины.
Вместе с Суторман активно работала А. М. Козлова. Устроившись по заданию подпольщиков в немецкие хозяй­ственные учреждения, она имела надежные документы и часто ходила к партизанам, принося оттуда взрывчатые ве­щества и литературу. Патриотками было отправлено и пар­тизанам много советских людей.
Сложно было организовывать побеги пленных советских воинов. Не менее трудно было укрыть их и переправить к партизанам. Однажды при помощи Суторман из лагеря со­вершили побег семь советских военнопленных и укрылись в подвале ее дома. Нужно было переправить их к партизанам. Но как? Город был окружен контрольными постами и засадами. В это время Суторман постигло большое горе — умерла ее мать. Два дня она ходила к разным чинов­никам, пока за взятки не получила место для похорон матери на городском кладбище. На третий день семь пере­одетых советских военнопленных, идя за гробом, перешли через мост, где находился контрольный пост, и ночью были уже в расположении партизан.
Подпольщики действовали на всех участках растерзанного врагом города. Их становилось все больше. Непосиль­ная задача хотя бы кратко осветить деятельность всех под­польных групп, подпольщиков-подрывников, распространи­телей листовок, связных. Многое можно было сказать об ак­тивной группе П. К. Крылатых, о подпольщиках В. Кузне­чике, А. Иващенко, А. Лопухове, П. Гурине, Л. Эдмане, действовавших на железнодорожной станции, о замученном гестаповцами подпольщике Г. Я. Данилове, бесстрашной связной С. Пискуновой, тринадцатилетнем герое-подполь­щике Ване Ерофееве, сумевшем обмануть гестаповцев и бе­жать из их застенка накануне казни,— о многих и многих замечательных патриотах, самоотверженно сражавшихся с фашистскими оккупантами в составе витебского под­полья. Нельзя обойти и семьи подпольщиков. Их отцы и матери, жены и дети, по сути, тоже были подпольщиками.
Невозможно описать все примеры мужества и героизма, проявленных витебскими подпольщиками. Презрев смерть, они ежедневно, ежечасно совершали подвиги, ставшие их обычным, будничным делом.
С самого начала вражеской оккупации широко развер­нулась подпольная борьба в окрестностях Витебска, а так­же в других населенных пунктах Витебской области.
В Витебском сельском районе одной из первых начала действовать подпольная молодежная группа В. С. Кулаги­ной. В нее вначале входили сестры Кулагиной Мария и Анна, Н. Азеуш и его сестра Нина, Г. Юпатов, Иван и Феня Юпатовы, братья Петр и Афанасий Юпатовы. По зада­нию командования партизанского отряда М. Ф. Бирюлина группа собирала оружие и боеприпасы, вела агитационную работу среди населения.
Группа установила тесную связь с молодежью сосед­них деревень Лужесно и Подберезье — Е. Грунтовым и его сестрой Аделиной, О. Грунтовым, сестрами Зиной и Таисией, Гвоздевыми и другими юношами и девушками, входив­шими в самостоятельные подпольные группы. Сельские подпольщики наладили контакт с подпольем Витебска, поддер­живали связь со спецгруппой НКВД «Неуловимые» и армейской спецгруппой Ю. С. Рудакова. Молодые патриоты собирали разведданные о противнике, выполняли обязан­ности связных, доставляли в город листовки.
После создания Витебского подпольного горкома партии В. С. Кулагина стала его связной и одновременно на­чальником агентурной разведки одного из отрядов 1-й Бе­лорусской партизанской бригады. Умело используя свою подпольную сеть, В. С. Кулагина собирала ценные данные о расположении вражеских частей, складов боеприпасов и горючего в Витебске, оборонительных сооружений против­ника вокруг города. При выполнении заданий подпольного горкома партии В. С. Кулагина часто приносила витебским подпольщикам тол, взрыватели, магнитные мины, газеты и листовки, а по возвращении уводила в партизанские от­ряды военнопленных и жителей города. Она разведала и собрала важные сведения о строительстве гитлеровцами аэродрома возле Яновичей.
...Старое Село — небольшое пристанционное селение в 20 километрах от Витебска. Но и отсюда по врагу наноси­лись разящие удары. Подпольную организацию в Старом Селе возглавил учитель местной средней школы П. К. Ляховский. Он привлек к борьбе с оккупантами старосту села А. И. Шпакова, учителя И. Голубовского, бывших своих учеников А. Мителева, 3. Богданову и других. Организа­ция быстро росла. Вскоре в нее вошли коммунисты А. С. Бобровский и Я. А. Голубовский, преподаватель Ви­тебского педагогическою института А. М. Испенков.
Старосельские подпольщики имели радиоприемник и ре­гулярно записывали сводки Совинформбюро, распростра­няя их затем в рукописном виде в близлежащих селах. По примеру городских подпольщиков они наклеивали на объявлениях и распоряжениях захватчиков листовки со слова­ми: «Смерть немецким оккупантам!»
Главным в работе старосельских подпольщиков была разведка. Сведения о враге собирали подпольщики С. Гувененков, работавший дежурным на железнодорожной станции, и К. Богданов, устроившийся к гитлеровцам переводчиком. Связь с партизанами поддерживала ученица де­вятого класса Старосельской средней школы шестнадцати­летняя А. Скуратова (Быхаленко). Пренебрегая опасно­стью, она всегда своевременно доставляла им собранные сведения. По заданию подпольщиков Скуратова устроилась на работу в штаб немецкой части в местечке Летцы. Здесь ей удалось получить много интересующих партизан сведе­нии. Вместе со своей подругой Р. Туманович она похитила в штабе пачку бланков паспортов. П. К. Ляховский пере­правил их к партизанам.
Деятельность старосельских подпольщиков приобрела еще большую эффективность после того, как из советского тыла самолетом была переброшена разведывательно-дивер­сионная группа во главе со студентом Московского авиа­ционного института Ю. С. Рудаковым. Кроме руководителя, в ее состав входили И. И. Байдак и А. А. Бибикова. Груп­па была хорошо подготовлена для борьбы в тылу врага, имела радиопередатчик. Она быстро обросла надежными людьми, связалась с подпольщиками Старого Села и развернула активную разведывательную деятельность. Особен­но активно работал бежавший из плена уроженец Старого Села студент Московского авиационного институт Н. А, Шпаков. С Рудаковым он был хорошо знаком по совмест­ной учебе в институте.
Наличие радиопередатчика позволяло своевременно передавать сведения командованию Красной Армии. В Ви­тебске и его окрестностях по заданию группы Рудакова ра­ботали десятки патриотов подпольщиков-одиночек: учитель Стрелищанской начальной школы П. Быков, староста дерев­ни Соржища М. Телепов, бургомистр Стрелищанской воло­сти Матусевич и многие другие.
Группа Рудакова быстро росла. Наряду с разведывательной деятельностью она активно занималась диверсия­ми. В деревне Слобода Рудаков организовал вооруженный отряд, в который вошли Е. П. Барченко, И. Бонкарев, В. Сапошнев и другие местные жители. Отряд разгромил вражеские продовольственные склады в деревнях Полтево, Ганковичи, Летцы. Подпольщики сожгли около 400 тонн за­готовленного оккупантами сена, большое количество пред­назначенного для отправки в Германию леса. В Летцах ок­купанты восстановили маслодельный завод. Но как только на нем накапливалось достаточное количество масла, под­польщики сообщали об этом партизанам, которые по ночам врывались на завод и забирали его продукцию.
Активно действовали подпольщики врач Р. Ф. Махнов и медсестра М. А. Гончарова, работавшие в Летцанской больнице. Они переправляли к партизанам медикаменты и перевязочные материалы, организовывали побеги выздоравливающих пленных советских воинов, помещали в боль­ницу под видом заболевших тифом предназначенных к уго­ну в фашистскую каторгу юношей и девушек.
Широкое подполье было создано Полоцким райкомом партии (секретарями были Новиков, Петров). Наиболее эффективно действовала подпольная организация в самом Полоцке, в которую входили С. Я. Артемьев, Я. X. Сташкевич (впоследствии командир партизанской бригады), В. В. Жиганов, Е. Г. Рыжик, Н. Иванов, Манис, Миндалев, Л. Т. Волкова и другие. Она была построена по прин­ципу цепочки, состоявшей из звеньев — отдельных групп подпольщиков. Это давало возможность действовать внезап­но и скрытно. В случае же провала какой-либо из групп цепочка обрывалась и фашисты не могли напасть на след всей организации. Артемьев взял себе кличку Ася, состояв­шую из начальных букв его фамилии, имени и отчества.
Сколько ни бились фашисты, но всего подполья они не раскрыли. Каждое звено-группа вело свою работу по опре­деленному заданию. Так, группа Миндалева устанавливала связи с попавшими в плен советскими воинами, организо­вывала их побеги и переправку в партизанские отряды. Много отваги проявила подпольщица Л. Т. Волкова, орга­низовавшая переход к партизанам большой группы попав­ших в плен советских военных врачей. Группа Пашкевича принимала сводки Совинформбюро, перепечатывала их на пишущей машинке и распространяла среди населения.
Группа Маниса вела разведывательную работу. В июле 1942 года она установила большую концентрацию враже­ских войск на станции Полоцк, о чем партизаны немед­ленно по радио сообщили в Москву. Советские самолеты, по данным подпольщиков, совершили налет на станцию. В результате было разбито три эшелона с живой силой и тех­никой врага. Фашисты объявили в городе двухнедельный траур в связи с похоронами убитых.
Дружно действовала группа «Бесстрашных», в состав которой входило 13 человек, в основном воспитатели полоц­кого детского дома,— М. С. Форинко, А. А. Шаева, В. А. Седловский, В. С. Латко, В. В. Булах, Н. П. Ванюшин и другие. «Бесстрашными» они были названы за исключитель­ное мужество, с которым они заботились о воспитанниках, оставшихся на их попечении. Группа спасла от гибели 190 детей. Подпольщики тайком доставали для них продукты и одежду, а в сентябре 1943 года перевезли их в деревню Бельчицы, расположенную недалеко от партизанской зоны. 18 февраля 1944 года группе «Бесстрашных» удалось пе­реправить всех детей и воспитателей детского дома к пар­тизанам бригады имени Чапаева.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz