Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 52. | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 52.
 
Уже несколько дней у Артура Давыденко было тревожно на душе. Были арестованы три их товарища. И хотя больше никого не арестовывали, и подпольщики продолжали свою работу, Артур очень боялся. Он не верил в товарищей, знал, что рано или поздно они расколются, назовут имена. И его, Артура, тоже назовут. И за ним придут, схватят, начнут бить, пытать. От этих мыслей он зябко поёжился. В организацию он вступал просто так, чтоб не отстать от своих товарищей по школе, некоторые из которых включились в борьбу с немцами. В подполье Артур ничем серьёзным не занимался – только, как и все, расклеивал листовки, был связным с подпольщиками посёлка Волчанск и села Изломово, относил им листовки. В боевых операциях не участвовал, боялся иметь дело с оружием, но друзьям вида не показывал. В работе клуба участия не принимал, не заглядывал туда совсем. Нигде не работал. Угона в Германию не опасался – папочка ему обеспечивал надёжное прикрытие, работая в комендатуре.
А вот отца он боялся. Очень сильно боялся. У него и поджилки начинали трястись при его появлении. Отец его был грозный и страшный человек, пощады не знал ни к жене, ни к сыну. Артур, как мог, скрывал от отца свою деятельность в подполье. Очень боялся, что когда-нибудь отец узнает об этом. Рука у него тяжёлая – может и прибить совсем. А мать своего сына всегда жалела, нежно и ласково смотрела на него, когда отца рядом не было. Это была кроткая и нерешительная женщина, она побаивалась своего мужа, который частенько поднимал на неё руку. Артуру было очень жалко мать, но страх перед отцом был сильнее.
После ареста товарищей он ходил как в воду опущенный. Хотя друзья его пытались не падать духом, продолжали свою работу, расклеивали листовки. Однажды они заходили и за Артуром, но он сумел отвертеться, прикинулся больным.
Сейчас он сидел возле окна и отрешённо смотрел в него, в душе его было полное смятение, страх за себя. К нему подошла мама, ласково погладила его по голове, присела рядом, положила свою ладонь ему на колени.
-Что случилось, Турик? – мама всегда так его звала, когда тревожилась за него или когда он болел. Как он ненавидел, когда к нему так обращались! Он взглянул на неё ничего не выражающими глазами. Он от мамы никогда ничего не скрывал. И сейчас хотел ей всё рассказать, облегчить свою душу. Конечно, мама ничем ему помочь не сможет, но она всё-таки не отец. Поймёт, ругать не будет. А вдруг и перед отцом за него сможет вступиться? Артур в это, конечно, верил слабо, но маленькая, слабенькая надежда в нём теплилась.
-Мама, - он повернулся к ней, накрыл её руки своими руками, подался к ней, - я попал в очень трудную ситуацию.
-Что случилось, Турик? – мать не спускала глаз с сына, ловила взглядом каждое его движение, каждый жест, каждое слово, даже выражение глаз его понимала.
-Я совершил большую глупость! – и Артур рассказал матери всё: и о школьных приятелях, что затянули его в подпольную организацию, и о своей работе там, и о том, что сейчас арестовано несколько человек и нависла опасность над всеми остальными.
-Что ты наделал, сынок! – ужаснулась мать, отстранилась от него. – А если отец узнает?
-Ты ему не говори ничего, хорошо? – просяще посмотрел сын на мать.
Дверь с грохотом отворилась, вошёл отец – грузный, большой, полный – грозно навис над домочадцами, хмуро разглядывая то жену, то сына. У Артура захолонуло всё внутри, ноги его подкосились, и он сел обратно на стул. Мать с ужасом смотрела на сына.
-И чего мне не положено знать? – прогремел голос хозяина дома. Артур с матерью молчали, со страхом смотрели на Давыденко-старшего.
-А ну говори, стерва, - он подошёл к жене и ударил её по лицу. Она прикрылась руками, отошла в сторону, проронила:
-Пусть сам тебе расскажет.
-Что он мне должен рассказать? – заинтересовался отец и обратил свой грозный взор на сына. – Говори! – приказал он, с силой ударив кулаком по столу прямо у самого носа Артура. Тот вздрогнул и затрясся ещё больше, его всего сковало от страха.
-Я жду, - повторил отец.
И Артур, шмыгая носом и часто прерываясь, поведал отцу ту же историю, что недавно рассказывал матери.
-Что?! – заорал отец. – Да как ты посмел?! Ублюдок недоделанный! – он с силой ударил Артура, тот вместе со стулом опрокинулся на пол. Парень в панике наблюдал, как отец достаёт из петель ремень, пряжка которого, как показалось Артуру, угрожающе подмигивала ему. Он уже много раз испытывал на себе и ремень, и эту пряжку. Он начал отползать от отца, пытаясь найти хоть какое-то убежище, молил его:
-Папочка, не надо, пожалуйста, - глаза его расширились от ужаса.
Отец его остановился на половине дела. Засунул ремень обратно, защёлкнул пряжку.
-А, впрочем, это даже и к лучшему. Пойдём-ка со мной! – он рывком поднял с пола сына за шиворот и потащил, как котёнка, к выходу.
-Ты сейчас расскажешь всё, что говорил мне, господину коменданту! – зло шипел отец. – А если этого не сделаешь, я тебя самолично сдам гестапо! У меня рука не дрогнет, можешь быть уверен в этом!
И Артур был в этом совершенно уверен. А уж там постараются выбить из него всё, что он знает и чего не знает – он это хорошо сознавал.
В кабинете коменданта Давыденко-старший толкнул сына к столу начальства со словами:
-Вот вам один из подпольщиков!
Страх скрутил Артура ещё сильнее. Комендант внимательно окинул его взглядом, посмотрел на Давыденко-старшего с недоверием.
-Говори, - приказал он. Отец рассказал то, что услышал от сына.
-Ладно, ты свободен, - сказал комендант старшему. – А этого, - он кивнул в сторону Артура, - оставь. Побеседуем с ним ещё.
У Артура зябко пробежал по всему телу холодок.
-А вознаграждение? – поинтересовался отец.
-Завтра выпишем. Если от этого что-нибудь узнаем, - комендант опять кивнул в сторону Артура.
-Смотри у меня, - замахнулся на сына отец и вышел из кабинета.
-Садись, - приказал парню комендант. – И всё рассказывай.
Артур сел на стул и уже в третий раз рассказал свою историю.
-Очень интересно, - одобрил его комендант. И вышел из кабинета. Но вскоре вернулся с Зюгелем, Печечкиным, Рошшером. У Артура вся душа ушла в пятки, он уже не владел собой от ужаса, на коменданта смотрел как затравленный зверёк, а на остальных вообще боялся даже мельком взглянуть. Он повторял свой рассказ, язык его почти не слушался.
-Так мы разве с этими сопляками воевали? – негодовал Печечкин.
-И этих молокососов никак не могли поймать? – Зюгель и комендант переглянулись.
 
* * *
Вера Каменщикова бежала в сторону завода, где работал её брат. Она очень торопилась. Она ушла из жандармерии с половины рабочего дня, сразу же, как Зюгель вернулся от коменданта. Она торопилась сама рассказать брату ужасную новость. Но дома Юры не оказалось, и она побежала к нему на работу. Вызвала его через знакомого паренька. Отвела в сторону. Юра не мог узнать своей сестры – всегда спокойной, уравновешенной. Сейчас она здорово волновалась, негодовала. От быстрого бега ещё не пришла в себя.
-Юра, список появился, - выпалила она.
-Какой список? – не понял сперва Юрий. – Давай всё по порядку.
-Зюгель от коменданта принёс список наших ребят. Они вышли на подполье!
Юрий задумался.
-Так, тебе срочно надо уходить из города!
-Нет, Юра, меня ведь нет в этом списке. Я пока останусь, - попыталась возразить Вера.
-Это не обсуждается! – не терпящим возражений тоном ответил ей Юрий. – Раз список появился, то дело уже дрянь. Пошли.
-Куда?
-Пока к Толе Петрову, а потом в лесу в избушке побудешь несколько дней.
-Одна? – Вера зябко поёжилась. Она опасалась леса, тем более быть там одной. И раньше, когда ходила в лес с родителями или друзьями, она старалась не оставаться одной ни на минуту. И сейчас ей становилось жутко при одной мысли, что придётся остаться в какой-то избушке, одной во всём лесу.
-Юра, может не надо? – с надеждой спросила она брата. И приостановилась.
-Надо! – твёрдо сказал он и тоже остановился. Посмотрел на сестру, заметил смятение на её лице. – Ты что, боишься? – догадался он. Вера не решалась признаться старшему брату – смелому и сильному – в своей трусости, но страх перед одиночеством в лесу победил, и она неуверенно кивнула. – Ладно, придумаем что-нибудь, - попытался успокоить он её, увлекая дальше по улице в сторону Озерцов. Путь от Заводского до Озерцов был неблизкий, лежал он через центральную площадь города, где можно было встретить своих ребят.
-Вера, вспомни, кто в том списке? – попросил на ходу Юра. И Вера начала перечислять:
-Дымов, Пашкин, Теплоухов, Козырев, Полозова Надя, Беркутов, Шарушинова, Барченко, Амперов. Юра, там ещё кто-то был, я их не знаю.
-Вспомнить сможешь?
-Постараюсь.
А Юра уже стучал в окно дома Наташи Помяловой. Он сперва хотел зайти к Паше Каризо – вот кто сейчас был просто необходим ему! Но вовремя вспомнил, что тот живёт по соседству с Дымовым, у которого в доме могла быть засада. Да и мало ли что? Впрочем, Ната тоже неплохой вариант. Из окна показалась Натка, узнала друзей, улыбнулась им.
-Заходите в дом, - предложила она.
-Нет, лучше ты сама выйди. Есть срочное дело.
Натка исчезла из окна и через пару минут, уже одетая в пальто, шаль и бурки, появилась на крыльце.
-Что случилось? – как всегда беззаботно и весело спросила она.
-Ната, в жандармерии появился список наших ребят, - встревожено произнёс Юрий.
-Откуда? Неужели ребята заговорили? Не верю! – тревога Каменщикова передалась и ей, улыбка исчезла с её лица.
-Нет, он со стороны появился, комендант его где-то взял, - ответила ей Вера.
-Наташа, запоминай фамилии, надо их всех предупредить, чтоб срочно скрылись!
-Поняла, - и она выскочила из калитки своего дома.
 
Толя Петров проводил Каменщиковых до заброшенной избушки в лесу и вернулся в город. Юра положил на стол бумагу, карандаш.
-Вера, постарайся вспомнить весь список, порядок, каждую мельчайшую подробность. Это очень важно! – он подошёл к сестре, заглянул ей в глаза. – Вера, мне нужно пока уйти, но очень скоро я вернусь обратно. Не бойся. О плохом старайся не думать. Хорошо?
-Хорошо, - согласилась она. Тоскливо посмотрела на закрывшуюся за братом дверь и села к столу, взяла в руки карандаш, задумалась. Память у неё была хорошая. Вот и сейчас она словно вновь перед глазами увидела тот злосчастный список, который бросил на стол Зюгель, вернувшись от коменданта. У неё было достаточно времени, чтоб его внимательно изучить. В памяти всплывали фамилии из списка: Олег Дымов и Игнат Теплоухов – руководители. Интересно, почему незнакомый ей осведомитель именно их назвал руководителями? Может потому, что именно они работают с вновь прибывающими в организацию людьми? И у людей неосведомлённых складывается мнение, что именно они и есть руководители? Володя Пашкин, Вася Беркутов, Надя Полозова, Сергей Козырев, Юля Шарушинова, Тёма Барченко, Слава Амперов. Все эти ребята и девчата с Путиловского района. Из других районов никого нет. Значит, доносчик имел дело именно с Путиловским? И совсем новые для неё фамилии: Федя Злюченко, Сима Кудельцева, Тося Мальцева, Алексей Рыбачкин, Коля Фадин. Интересно, кто они? Откуда? Почему осведомитель назвал именно их? Вера всё пыталась разгадать эту загадку. Но пока не могла этого сделать.
 
* * *
Все перечисленные Верой товарищи были с Путиловского. Кроме Дымова. Но Олег уже несколько дней был в тюрьме, ему уже не поможешь. При этой мысли Наташе стало грустно, она тяжко вздохнула. Но надо было предупредить всех остальных! И она быстрым шагом направлялась в сторону Путиловского района. На улице было сыро и слякотно, в бурки набиралась холодная грязь, но она пыталась не обращать на это внимания. Чтоб было легче идти, она выбралась из леска на железнодорожное полотно. Вот уже виднеется высокое и длинное здание железнодорожных мастерских. А рядом с ним находятся дома Коли Мельника и Игната Теплоухова. Колин дом поближе, а Игната – с другой стороны мастерских. Хотя в списке Коли Мельника и не было, но может, стоит зайти, предупредить? И Наташа направилась в сторону его дома…
 
Игната Теплоухова дома не оказалось. Рядом находился их родной клуб, сейчас уже опустевший. Наташа с грустью посмотрела на вымершее и пустое здание. Вспомнила былые времена, шум, веселье, голоса друзей. Как тогда было здорово! Куда всё это ушло? И Наташу пробрала грусть… Дом Полозовых. Она внимательно пригляделась – во дворе полиция, рядом подвода, на которой уже сидели связанные Беркутов, Пашкин и Барченко. «Не успела», - по телу Наташи пробежал холодок. Она посмотрела на ребят на подводе – они были почти раздеты, ёжились от холода. «Как же им сейчас?» - посочувствовала Наташа. Но делать уже было нечего. Кто там дальше по списку? Амперов и Шарушинова. Славы Амперова дома не оказалось. А Юля жила на самом краю города, уже возле самого леса, где дорога была уже на выходе из города. И Наташа устремилась туда быстрыми шагами. Возле дома Шарушиновых пока было тихо. Оглянувшись по сторонам, Наташа постучала в дверь. Открыла ей сама Юля.
-Наташа, ты как здесь оказалась? – обрадовалась ей подруга.
-Юля, некогда, не до этого, - торопливо говорила Натка. – Быстро собирайся и уходи из дома!
-Что случилось? – Юля не двинулась с места.
-За тобой полиция сейчас придёт. Все ваши ребята уже арестованы. Да не стой ты! – Натка втолкнула в дом ничего не понимающую и хлопающую ресницами девушку. Накинула на неё пальто, платок, подтолкнула к ногам бурки. – Юлька, давай быстрее шевелись! Сейчас здесь полиция будет! – торопила Натка свою подругу. Юля, наконец, оделась. И они выбежали из дома. Скрылись в ближайшем лесочке. Только они это сделали, как к дому Шарушиновых подъехала полицейская подвода. Но девушки этого уже не видели, углублялись всё дальше в лес.
-Ната, объясни толком, что происходит? – спрашивала пришедшая в себя Юля.
-В жандармерии и полиции появился список, в основном там ваши, Путиловские, ребята. Почти всех сейчас арестовали.
-Откуда взялся этот список? – на ходу интересовалась Юля.
-Не знаю.
-Неужели ребята заговорили? – недоумевала Юля.
-Нет. Вера говорит, что список со стороны появился, с улицы, - говорила Ната. – Да и почему в нём только ваши ребята? Ваш район? – задумалась Наташа.
-Слушай, Юля, у тебя есть где сейчас укрыться? Есть у кого пожить? – через некоторое время спросила Ната.
-Да, тётя есть. Думаю, что не откажет, - ответила Юля.
-Ты давай тогда пока к ней. А я домой пойду. Холодно уже, - и Ната зябко поёжилась. – Ну ладно, пока, - девушка направилась в сторону города.
-Наташа, - остановила её Юля. Ната оглянулась, посмотрела на подругу. – Большое спасибо тебе, Наташа! – сказала Юля.
-Да ладно тебе. Пока, - она махнула Юле рукой и пошла своей дорогой. Хотела улыбнуться подруге, но не смогла. Все мысли её были только о схваченных и связанных ребятах на подводе. Как им должно быть сейчас тяжело и неуютно. А во всём виновата она – Наташа! Не успела вовремя предупредить. Как она себя сейчас укоряла! И чувствовала себя одиноко. Очень хотелось увидеть кого-нибудь из друзей – Пашку или Толю. Но Толя не любил, когда приходили к нему домой. А Пашка… Он её понять не сможет. Не из тех он, кто переживает. Это человек действия. Она уже представила его ухмылку на лице, его иронию в голосе. Нет, он, конечно, её выслушает, успокоит, но не поймёт. И ноги сами собой повели Натку к Густе. Вот кто сейчас ей нужен!
 
Глава 53.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz