Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Калининская область | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Калининская область.
 
Из книги «ГЕРОИ ПОДПОЛЬЯ».
Составитель В.Е.Быстров, редактор Л.Ф.Филатова. Издательство политической литературы.
Москва, 1970
 
ГЕРОИ НЕ УМИРАЮТ
 
Н. И. Макаров,
кандидат
исторических наук
 
Одним из крупных очагов всенародной партизанской борьбы в тылу фашистских захватчиков были оккупированные врагом районы Калининской области. Как и на всей временно захваченной фашистами советской земле, здесь наряду с партизанскими отрядами активно действовали и подпольные организации. Они стали формироваться в первые дни войны в соответствии с директивой ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза ССР от 29 июня 1941 года и постановлением ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года "Об организации борьбы в тылу вражеских войск".
Руководствуясь этими и другими документами партии и правительства, Калининский обком партии провел большую работу по созданию подполья. 3 июля 1941 года он направил письмо секретарям райкомов и горкомов партии, в котором говорилось: "В соответствии с директивой СНК СССР и ЦК ВКП(б) обком ВКП(б) предлагает ускорить организацию подпольных конспиративных ячеек ВКП(б) из проверенных коммунистов, подготовку явочных квартир. Коммунисты, которые будут оставлены на подпольную работу, должны быть первым секретарем ГК и РК ВКП(б) каждый в отдельности (персонально) проинструктированы о их задачах".
В первую очередь подполье создавалось в районах, которым непосредственно угрожало вражеское вторжение. Для этой цели в западные районы области были командированы секретари обкома ВКП(б) И. П. Бойцов, П. С. Воронцов, А. А. Абрамов, заведующие отделами и инструкторы обкома. Вместе с местными райкомами партии они создавали довольно развернутую сеть подпольных организаций. В одном из своих отчетов обком сообщал: "Деятельность обкома ВКП(б) была направлена на создание подпольных бюро райкомов ВКП(б), на подготовку партизанских отрядов к действиям в условиях вражеского тыла".
В октябре 1941 года, когда противник занял Калинин, оккупировал полностью или частично 38 районов области, в его тылу действовало 22 подпольных горкома и райкома партии, 24 подпольных райкома комсомола, руководивших сетью низовых подпольных организаций.
Правда, далеко не все созданные до оккупации области, подпольные организации приступили к действиям. Многие из них вскоре были разгромлены. Сказались отсутствие опыта, не всегда тщательный отбор людей для работы в подполье. Сохранившиеся подпольные организации развернули энергичную деятельность.
Калининская область не была полностью оккупирована врагом. Поэтому обком партии не переходил на нелегальное положение. Занимаясь вопросами, связанными с жизнью неоккупированных районов, он в то же время большое внимание уделял организации партизанской борьбы на занятой врагом территории.
Обком партии имел регулярную связь с подпольными райкомами партии и партизанскими бригадами. В тыл врага неоднократно выезжали инструкторы обкома ВКП(б) А. Д. Хрусталев, И. И. Капустников, А. В. Колосов и 3. П. Балусов. При обкоме имелась группа специальных связных, доставлявших в партизанские формирования и подпольные организации указания обкома ВКП(б). Налажена была также радиосвязь с секретарями подпольных райкомов и командованием партизанских бригад. Когда было нужно, секретари подпольных райкомов вылетали в обком партии для докладов и получения новых установок.
Подпольные райкомы партии на местах руководили всеми формами партизанской борьбы. Поэтому обком партии уделял большое внимание подбору кадров для этих органов. В 1941 году в составе подпольных партийных органов в оккупированных врагом районах области работало 48 секретарей РК и ГК ВКП(б), многие председатели исполкомов райсоветов, секретари райкомов комсомола и другие партийные, советские и комсомольские работники.
Перед подпольными райкомами партии стояли большие и ответственные задачи. Вот как их определил секретарь Ашевского подпольного райкома партии М. А. Куприянов, выступая на партийном собрании партизанского отряда "За Родину": "Отныне мы воины и будем ими, пока фашистских гадов не прогоним с нашей земли. Мы должны создать невыносимые условия для врага, поднимать народ района на вооруженную борьбу, руководить этой борьбой.
Перед нами стоит и вторая большая задача. Взгляните на наш коллектив. Вы увидите здесь представителей райкома партии, райисполкома, наших сельских Советов. В районе осталось население, много народного добра. Понятно, что нельзя за такой короткий срок увезти все, что создавалось десятками лет. Кто должен руководить людьми? К чьему голосу они должны прислушиваться? Кто должен поддерживать у них веру в скорое освобождение? Мы, партийные работники, мы, руководители района. Ответственная и в то же время почетная задача лежит на нас. И по тому, как наш народ будет вести себя, будут оценивать нас, нашу работу".
 
 
Подпольные райкомы партии, как правило, находились при партизанских отрядах и бригадах. Причем секретари райкомов одновременно являлись комиссарами этих отрядов и бригад. В Калининской области, как, впрочем, и во многих других областях, где природные условия позволяли действовать крупным партизанским формированиям, такое базирование подпольных партийных органов было наиболее целесообразным. Подполье в Калининской области состояло из численно небольших организаций и главным образом из рассредоточенных по области подпольных групп и даже подпольщиков-одиночек. Нахождение подпольных райкомов партии в занятых врагом населенных пунктах в этих условиях не было бы оправдано. Из-за особенностей оккупационного режима оно не давало бы подпольным партийным органам руководить партизанским движением в масштабе их районов, затрудняло бы их связи с массами, с партизанскими формированиями и подпольем.
Больше того, как показал опыт, нахождение подпольных партийных органов при партизанских формированиях давало ряд весьма ценных преимуществ. Во-первых, партийные органы могли конкретно руководить партизанскими формированиями. Во-вторых, из партизанских формирований партийные органы могли оперативнее направлять деятельность подполья, чем из какого-либо занятого врагом населенного пункта. В-третьих, вооруженная защита партизанских формирований обеспечивала в гораздо большей степени сохранность партийных органов, чем самая тщательная их конспирация в оккупированном врагом населенном пункте. А это имело чрезвычайно важное значение.
История партизанского движения в минувшей войне знает немало примеров, когда гибель партийного органа вела к снижению эффективности партизанской борьбы: обрывались связи, нарушалась координация и единство руководства партизанскими действиями и т. д. И, напротив, там, где сохранились партийные органы, гибель отдельных партизанских отрядов или подпольных организаций не влекла за собой дезорганизацию партизанского движения.
Активно начал действовать Ашевский подпольный райком партии. Его возглавлял М. А. Куприянов, бывший одновременно комиссаром партизанского отряда "За Родину". Уже в первые месяцы оккупации района значительная часть его вошла в состав партизанского края, образованного ленинградскими и калининскими партизанами. Поэтому подпольный райком партии, помимо руководства отрядом и политической работой среди населения, занимался вопросами воссозданных сельских Советов, входивших в состав партизанского края. Советская власть была восстановлена в четырех из 13 сельских Советов района: Ручьинском, Ухошинском, Дорборском и Соколовском. На территории этих сельских Советов, возглавляемых председателями Советов, до декабря 1941 года (до крупной карательной экспедиции, предпринятой гитлеровцами против партизан) работало 35 колхозов и 8 школ, в которых обучалось 160 детей. Восстановленные колхозы закончили уборку урожая и обмолот хлебов, провели сев озимых и оказали большую помощь партизанскому отряду. Под руководством райкома партии партизаны и население Ашевского района организовали сбор и отправку из глубокого тыла врага 300 центнеров сельскохозяйственных продуктов для осажденного врагом Ленинграда.
Райком партии вел большую политическую работу среди населения. Только за последние два с половиной месяца 1941 года было проведено 52 собрания колхозников, на которых присутствовало около 2 тысяч человек. Собрания были посвящены 24-й годовщине Октябрьской революции, разгрому гитлеровских войск под Москвой и Тихвином, освобождению областного центра - Калинина и другим важнейшим событиям. В день годовщины Великого Октября во многих селах и деревнях района (Иссурьево, Гнездино, Ухошино, Ручьи и других) были вывешены красные флаги. Райком партии усиленно занимался укреплением партизанского отряда, создавал в занятых врагом населенных пунктах подпольные организации и группы.
В других оккупированных районах области в 1941 году освобожденных территорий не было. Вся деятельность подпольных райкомов партии была сосредоточена на руководстве боевой деятельностью партизан и подпольщиков, на политической работе среди населения. Широкую массово-политическую работу проводил Ленинский подпольный райком партии (секретарь райкома И. С. Борисов). Второй секретарь райкома партии П. И. Кочанов возглавлял пропагандистскую группу в составе семи коммунистов, которая получила название лекторской. Группа проводила в населенных пунктах доклады, беседы, громкие читки газет. Эта работа, особенно в начале вражеской оккупации, имела большое значение. Отдельные люди, ошеломленные первоначальными успехами фашистских войск, впадали в уныние, выражали сомнение в возможности победы над врагом. Проводимая среди населения политическая работа, сообщал секретарь Ленинского райкома партии И. С. Борисов, "поднимает дух и настроение колхозников и колхозниц, вселяет твердую уверенность в нашу победу. В отдельных деревнях района (Жилинского, Быстрянского сельских Советов), где нам недавно пришлось побывать, столкнулись с таким настроением ряда крестьян: "Советской власти, видимо, не бывать, т. к. Россия почти вся занята немцами". После беседы с ними настроение менялось, просили чаще их посещать и держать в курсе событий".
В одном из донесений Ленинского райкома партии дано краткое описание собрания колхозников: "В д. Ключевое приехал отряд. Позавчера здесь ночевали немцы. С часу на час они снова могли сюда нагрянуть, но решено было провести с жителями деревни собрание. По большаку установили пулеметы, выставили усиленную охрану, вокруг деревни партизаны заняли оборону. В просторном доме сельской учительницы Линус быстро начали собираться жители. С большим вниманием слушали они доклад, живо интересовались сообщением о жизни в советском тылу, о положении на фронтах, о международных отношениях. После собрания женщины и старики благодарили партизан за новости, приглашали к себе покушать, давали на дорогу хлеб, мясо и просили чаще приезжать к ним.
- А то ничего не знаем, мои сынки,- говорила пожилая женщина, обращаясь к партизанам.- Немцы у нас в районе говорили, что Ленинград и Москва заняты, ну, а откуда нам знать, правда это или нет. Вот только теперь мы узнали.
На прощанье многие говорили: бейте их, сволочей, но берегите себя, будьте осторожны".
Подобные собрания и беседы, проводимые с населением в глубоком тылу врага, придавали силы людям, поднимали трудящихся на борьбу.
Ленинский подпольный райком партии широко использовал в своей работе с населением листовки, призывы, обращения. Так, например, в ответ на попытку оккупантов привлечь население Балбекинского и Величковского сельских Советов для расчистки дорог райком партии выпустил листовку: "Товарищи! Немцы отступают. Создавайте невыносимые для них условия. Не выходите чистить дороги, ломайте мосты. Не давайте грабить себя - прячьте теплые вещи, хлеб и мясо". Колхозники дружно ответили на призыв - намеченные оккупантами работы были сорваны.
Партизанам оказывали помощь многие назначенные оккупантами старосты деревень. Они вели разведку, укрывали раненых, снабжали партизан продовольствием. Так, староста деревни Гречишниково Зуев обеспечивал явки колхозников на собрания, снабжал партизан хлебом и мясом. Во время поисков карателями партизанского отряда, совершившего операцию около деревни Гречишниково, он тщательно замаскировал следы партизан и, собрав население, рассказал, что нужно говорить карателям. Нагрянув в деревню, фашисты ничего не узнали о партизанах. Зуев сообщил партизанам много ценных сведений об оккупантах.
Широко был связан с населением Плоскошинский подпольный райком партии во главе с секретарем В. Д. Кузьминым. Успешные действия районного партизанского отряда помогли крестьянам в восьми из одиннадцати сельсоветах сохранить колхозы во главе с прежними руководителями. И только в трех сельсоветах гитлеровцы смогли назначить старост деревень и сел. По рекомендации райкома колхозники прятали колхозный хлеб, картофель и другие продукты, а затем тайно распределяли их по трудодням. Была оказана также помощь продовольствием семьям красноармейцев и учителей. Под руководством подпольного райкома партии в 82-х колхозах района были проведены общеколхозные собрания, на которых присутствовало около 4 тысяч человек. На собраниях колхозники знакомились с положением в стране и на фронте, обсуждали хозяйственные вопросы.
Подпольные партийные органы были подлинными боевыми штабами всенародной партизанской борьбы с оккупантами. Авторитет их в народе был очень высок. Любой призыв, каждая рекомендация подпольных партийных органов неизменно находили активную поддержку населения. Так, например, по указанию Куньинского подпольного райкома партии (секретарь П. Б. Борисов) население сорвало объявленную гитлеровцами перерегистрацию военнообязанных по Ямищенскому, Коськовскому, Плюхновскому, Писчевицкому сельсоветам. Под руководством Сережинского подпольного райкома партии (секретарь П. В. Голубков) население совместно с партизанами уничтожило на территории района все волостные управы и создало для оккупантов и их пособников столь невыносимые условия, что фашистский ставленник Смирнов - бывший адъютант царского генерала Куропаткина - вынужден был срочно запросить военной помощи. "Ввиду весьма тревожного у нас состояния, которое создали в последние дни свирепые безумцы-партизаны, - в панике писал он в торопецкую военную комендатуру, - прошу убедительно вас прислать в наш Сережинский район немецкий карательный отряд для уничтожения этих разбойничьих партизанских гнезд".
Под руководством подпольных райкомов партии активно работали подпольные райкомы комсомола. В период с июля по декабрь 1941 года они имелись в 24 районах области. Так же как и райкомы партии, они находились при партизанских отрядах и занимались в основном политической работой среди населения, и прежде всего среди молодежи.
Активную борьбу с захватчиками вели подпольные организации, действовавшие непосредственно в занятых врагом населенных пунктах,
В августе 1941 года Новосокольнический райком партии создал пять подпольных партийных организаций, в которых насчитывалось более 30 коммунистов. Но вскоре райком вместе с партизанским отрядом вышел в советский тыл. Подпольным организациям пришлось работать самостоятельно. Три из них были сразу же разгромлены. Две другие - в Лисичанском сельсовете (руководитель А. М. Ромаков) и в Руновском сельсовете (руководитель А. К. Логинов) - были тесно связаны между собой и, по существу, действовали совместно. Они насчитывали в своем составе 15 коммунистов, 12 комсомольцев и 30 беспартийных патриотов.
Под руководством подпольщиков руновские и лисичанские колхозники убрали урожай, обмолотили хлеб и тайно распределили продукты между собой. Хлеб скирдовался в скрытых местах. Распоряжения о поставках хлеба и других продуктов для фашистской армии были сорваны. Вместо 550 центнеров ржи, которые было приказано сдать всякому колхозу, оккупанты получили только 33 центнера. Жоговский колхоз должен был сдать гитлеровцам 305 центнеров ржи, а сдал 18 центнеров, 21 центнер ржи вместо 410 центнеров сдал курочкиновский колхоз. Колхозники Руновского и Лисичанского сельсоветов не сдали оккупантам ни одной коровы.
Захватчики установили для Лисичанского сельсовета план лесозаготовок: 1200 кубометров дров и 800 кубометров лесоматериалов. В лес вышло всего 18 человек, которые за день напилили лишь 2,5 кубометра дров. На третий день колхозники ушли из леса. По совету бригадира Садибоза они сказали старостам, что из лесу их прогнали партизаны. Впоследствии Садибов за связь с партизанами был расстрелян.
Руновские и лисичанские подпольщики собрали и спрятали 45 винтовок, 3 автомата, 5 карабинов, 17 пистолетов я другое оружие. Когда Красная Армия стала приближаться к Новосокольническому району, на базе руновской и лисичанской подпольных организаций в январе 1942 года возник партизанский отряд, развернувший активные боевые действия против оккупантов.
Вечно будут жить в сердцах советских людей славные дела подпольной организации, действовавшей в городе Ржеве. И хотя эта организация существовала недолго, она много сделала для освобождения родного города от фашистских захватчиков. Когда части Красной Армии покинули Ржев, в городе остался на подпольной работе К. Латышев, работник аэропорта и секретарь комсомольской организации. Его товарищем по борьбе стал А. Жильцов, страстно мечтавший стать летчиком и отдававший все свободное время занятиям в аэроклубе. Вскоре к ним присоединился советский офицер, младший воентехник А. Телешов, пришедший в город после того, как часть, в которой он служил, попала в окружение. Имеющего военный опыт А. Телешова товарищи избрали своим руководителем. Так было положено начало подпольной организации. Она быстро пополнялась новыми патриотами. Из лагеря военнопленных подпольщикам удалось освободить коммуниста К. Дмитриева. Из плена бежал житель Ржева старший сержант В. Некрасов. После неудачных попыток выйти из окружения пришел в город и вступил в организацию комсомолец А. Беляков. Активными подпольщиками стали М. Персиянцев, В. Никольский, Василий, Нина и другие, фамилии и имена которых остались неизвестны. Подпольщики приняли присягу на верность Родине. Листки с текстом присяги и подписями под ней патриоты положили в бутылку, залили ее горлышко гудроном и спрятали в укромном месте.
 
 
Боевые действия подпольщики начали с нападений на вражеских часовых. Так они вооружались винтовками и автоматами. Вскоре подпольщики напали на склад оружия, находившийся на улице Урицкого. Трофеи были солидными: несколько пулеметов и автоматов, много патронов.
В ноябре 1941 года подпольщики установили связь с советским командованием. Разведчик одной из частей Красной Армии комсомолец В. Новоженов стал командиром ударной группы и начальником разведки подпольной организации. Эффективность деятельности организации резко повысилась. Подпольщики сожгли крупный продовольственный склад оккупантов на улице Декабристов. В. Новоженову и А. Телешову удалось похитить в немецкой комендатуре большое количество паспортов. После этого подпольщики организовали дерзкую операцию по освобождению из лагеря значительной группы советских военнопленных. Снабженные паспортами, советские воины сумели укрыться. Многих из них подпольщикам удалось переправить за линию фронта.
Подпольная организация широко развернула разведывательную деятельность. Командование советских частей стало регулярно получать от них ценные сведения о противнике. Большую помощь оказали подпольщики советской авиации, бомбившей вражеские объекты. По их сигналам была уничтожена колонна автомашин со снарядами. В канун Нового года подпольщики навели советские самолеты на дом, в котором пьянствовали гитлеровские солдаты и офицеры. Рухнуло от разрывов бомб и здание школы, похоронив под своими обломками немало гитлеровцев. Сигналы подпольщиков дали возможность советским летчикам уничтожить более десятка вражеских дальнобойных артиллерийских установок.
Когда части Красной Армии завязали бои за Ржев, подпольщики разместились в домах Захолынского проезда, на улицах Союзной и Красной Звезды. И как только здесь скопилось большое количество вражеского транспорта, подпольщики открыли по нему ураганный огонь. Этот смелый бой был расценен противником как действие десантной части Красной Армии. Врагов охватила паника. Начальник гарнизона спешно потребовал подкрепления.
Однако героическая борьба ржевских подпольщиков была прервана гнусным предательством. Их выдал отчим А. Телешова - Еремеев. Узнав о существовании подпольной организации, он потребовал от юноши прекратить борьбу и порвать связь со своими товарищами. Комсомолец с гневом отверг это требование. Тогда Еремеев сообщил гестаповцам о том, что А. Телешов является руководителем подпольной организации, передал им его фотокарточку, сообщил фамилии и адреса остальных участников организации. Было арестовано 15 подпольщиков. Гестаповцы зверски пытали их: избивали до полусмерти, загоняли под ногти иголки, жгли их раскаленным железом, вырезали куски кожи. Но ничто не сломило волю патриотов. На стене камеры А. Беляков написал: "Я вынесу все нечеловеческие пытки, у меня хватит на это силы. Клянусь вам комсомольским словом, мои дорогие товарищи, что буду молчать до конца, молчите и вы. Начатое нами большое дело закончат наши товарищи". А. Жильцову удалось передать письмо отцу. Он писал: "Дорогой мой отец. Не плачь. Будь уверен, что сын твой никого не подведет. Останешься жив - расскажи о нас другим. Не хочется умирать, еще мы мало сделали".
После мучительных пыток и истязаний фашисты расправились с патриотами. 31 марта 1942 года они публично повесили в городе Ржеве руководителей подпольной организации - А. Телешова, В. Новоженова и А. Белякова, а остальных подпольщиков расстреляли. Посмертно А. Телешов награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, В. Новоженов и А. Беляков - орденами Отечественной войны 2-й степени.
Спасаясь от возмездия, Еремеев незадолго до вступления советских частей в Ржев бежал в Германию. Появившись на советской земле, он тщательно скрывал свое прошлое. Но славные чекисты разоблачили предателя. По приговору военного трибунала Еремеев был расстрелян.
Энергично действовали комсомольско-молодежные подпольные организации в областном центре Калинине. В одну из них, руководимую Н. Нефедовым, входили Б. Полев, В. Пылаев, Ф. Хохлов, Е. Шиленкина, Т. Гусева и В. Макарова. В другую, руководимую К. Елисеевым,- С. Оспельников, Е. Елисеева, Н. Курков, С. Васильев и другие. Подпольщики имели связь с действующим в окрестностях города партизанским отрядом и с частями Красной Армии, доставляя им ценные сведения о противнике. По ночам молодые подпольщики выводили из строя вражескую технику, нарушали связь. Особенно активно они развернули террористическую деятельность. Не проходило суток, чтобы на улицах города не находили трупы убитых фашистов. Было взорвано несколько военных объектов.
Накануне годовщины Октябрьской революции, когда юные патриоты обсуждали вопрос, как лучше встретить знаменательную дату, Пылаев, Хохлов и Полев были арестованы гестапо. Тяжелые пытки комсомольцы перенесли стойко, ничего не сказав фашистам и не выдав своих товарищей. А в день 7 Ноября, когда трое молодых членов подпольной организации томились в фашистских застенках, их боевые друзья подняли на крыше лыжной базы красный флаг. В связи с этим гестаповцы решили, что Пылаев и Хохлов непричастны к подполью, и освободили их. О судьбе Б. Полева товарищи ничего не знали. Комсомольцы-подпольщики продолжали борьбу. Они уничтожали вражеских солдат, выводили из строя боевую технику врага. И только когда Калинин был освобожден, среди изуродованных трупов, обнаруженных в яме на улице Софьи Перовской, был найден труп Б. Полева. Руки его были скручены веревкой, лицо носило следы страшных побоев, тело изрезано ножом и прострелено в нескольких местах.
Его боевые друзья продолжали борьбу в рядах Красной Армии и партизанских отрядах.
В начале декабря 1941 года начала действовать подпольная организация в городе Великие Луки. В руководящий состав организации входили Г. Фокин, А. Овчинников, Н. Восман, Н. Николаев, А. Косачев.
Подпольщики разделили свою организацию на три группы. Каждая из них выполняла определенную задачу. Первая группа (боевая) осуществляла диверсии, выводила из строя технику противника. С момента организации и до освобождения города Красной Армией (1 января 1943 года) она уничтожала на улицах города вражеских солдат и офицеров, подрывала автомашины, а когда нечем было взрывать, подкладывала на их пути доски с гвоздями, вспарывала автомобильные шины.
Вот несколько примеров из деятельности этой группы. Однажды А. Макаров заметил, как немецкие солдаты разгружают автомашины со снарядами. Об этом он рассказал своим товарищам В. Никифорову и И. Иванову. Было решено взорвать склад. Темной ночью они направились на выполнение задания. Долго не удавалось им выбрать подходящий момент для осуществления своего плана. Склад бдительно охранялся часовым. Когда перевалило за полночь, а небо заволокло тучами, молодые патриоты бесшумно подползли к складу, подложили взрывчатку под его стену, подожгли бикфордов шнур, а сами укрылись в безопасном месте. Ночную тишину потряс огромной силы взрыв. Артиллерийский склад был уничтожен.
Подпольщики узнали, что против партизан, находившихся недалеко от Великих Лук, снаряжается карательный отряд. Помешать фашистам осуществить черное дело- таково было решение подпольщиков. У дороги, по которой должны были следовать каратели, залегли в засаду В. Никифоров, Н. Восман и А. Овчинников. И как только головная машина, в которой ехал командир карательного отряда, приблизилась к месту засады, в нее полетели гранаты, загремели ружейные выстрелы. Палач был убит, выезд карателей сорвался.
Гордостью великолучан был паровозостроительный завод. Оккупанты решили восстановить завод. Они мобилизовали на работы население города и готовились к его торжественному пуску. Но планам врага не суждено было сбыться. Работавшие на восстановлении завода подпольщики Г. Фокин, И. Иванов, Б. Селезнев, А. Макаров и другие так смонтировали в паровозном цехе печки-времянки, что из них выпал уголь на пропитанный мазутом и маслом пол. Возник пожар, в результате которого сгорело три цеха. Об этом факте стало известно даже начальнику генштаба сухопутных войск Германии генералу Гальдеру, который в своем служебном дневнике отметил, что 14 декабря в Великих Луках партизаны сожгли паровозо- и вагоноремонтные мастерские.
В Великих Луках находился лагерь военнопленных. Подпольщики помогали советским воинам совершать побеги, укрывали их в своих домах, собирали одежду и продукты питания, переправляли через линию фронта, проходившую недалеко от города. Особенно много сделали для освобождения военнопленных В. Давыдов и Д. Минина, проживавшие на окраине города вблизи лагеря.
Активно действовали подпольщики, работавшие на станции Великие Луки. Машинист паровозного депо Н. Николаев вместе со своими боевыми друзьями выводил из строя паровозы и другой подвижной состав, срывал график движения воинских эшелонов врага.
Вторая группа (агитационная) работала в типографии. Руководил ею В. И. Цветков, до войны работавший директором типографии окружной газеты "Великолукская правда". В состав группы входили наборщица А. В. Гусева, печатники Е. Колпаков и Р. Богданов, корректор Н. Нечаева. Когда стало известно, что захватчики собираются организовать типографию, оставшиеся в городе типографские работники пришли в немецкую комендатуру и попросили принять их на работу по специальности. Цель была одна - использовать типографию в интересах подпольщиков. Вскоре в городе стали появляться небольшие листовки, призывавшие к борьбе.
"Товарищи, рабочие, служащие и все трудовое население города Великие Луки!-говорилось в одной из листовок.- Настал час нашего освобождения от фашистских захватчиков. Приложим все силы, чтобы ни одного гитлеровского ставленника не осталось как в городе, так и на всей советской земле. Сплотимся воедино и поможем нашей доблестной Красной Армии".
Нелегко было в типографии, где постоянно дежурили гитлеровцы, печатать листовки и обращения. Здесь требовалась не только величайшая осторожность, но и исключительная находчивость, смекалка.
В потайном месте подпольщики имели кассы со шрифтом и радиоприемник. Вечером они слушали последние известия, составляли тексты листовок, делали набор, а утром А. В. Гусева вместе с едой приносила в типографию подготовленный набор. Когда дежурный солдат отвлекался или уходил из типографии, печатники Колпаков и Богданов быстро заключали набор листовки в машину и печатали.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz