Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Коробко Василий | Регистрация | Вход
 
Вторник, 17.10.2017, 10:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Коробко Василий
 
 
 
Из книги «ДЕТИ-ГЕРОИ»
Составители: Гончаренко И.К., Махлин Н.Б.
Киев, «Радянська школа», 1985
 
ЗНАМЕНОСЕЦ ПИОНЕРСКОЙ ДРУЖИНЫ
Б. Адамович
 
Не яблоками в садах, не льном, лежащим в валках на поле, не медом и мукой свежего помола пахла осень 1941 года. Ветер нес смрад пожарищ, порохового дыма, раскаленного металла. Гром боев докатился до села Погорельцы на Черниговщине.
В конце августа через село, ведя под руки раненых товарищей, прошла группа красноармейцев.
— Отступают...
Вася Коробко, невысокий крепкий мальчик, молча смотрел вслед отряду, скрывшемуся за околицей.
С другого конца села вползали тяжелые машины с черными крестами на башнях.
— Фашисты!
Внезапно кто-то дернул Васю за рукав.
— Беги! — это был школьный товарищ Иван Кудин.
Мальчики бросились во двор, притаились за оградой.
— Смотри, смотри, к школе отправились...
— Иван! Там же...— Вася мысленно перенесся туда, в школьные коридоры, по которым уже топали кованые сапоги.
Вот гитлеровцы ввалились в учительскую, в библиотеку, подошли к пионерской комнате.
— Там же знамя!
Вася гневно сжал кулаки.
— Гранатами их, гадов! Гранатами!
— Где же они у тебя? — тихо спросил Иван.
— Достанем...
Огородами, левадой Вася подкрался ближе к школе. Вдруг он увидел, как во двор вышел немецкий офицер, держа в руках красное полотнище.
— Это знамя юных большевиков, пионеров, — сказал он окружившим его солдатам.
У Васи колючий клубок подкатился к горлу. Вот это красное знамя он, знаменосец, выносил перед строем своей дружины. Под этим знаменем пионеры села шагали на праздники, на пионерские слеты. И вот Василий сидит за кустом бузины и наблюдает, как враг глумится над красным знаменем... «Нет, не удастся вам, фашисты!»
Вечером гитлеровский офицер сидел в учительской комнате Погорельской школы и писал письмо домой, в город Дрезден. «...Дорогой мой сын Зигфрид! Сегодня мы захватили еще одно украинское село со смешным названием Похарельцы. В школе к нам попало знамя маленьких большевиков, которые здесь учились. Я тебе пришлю это знамя, можешь сделать из него коврик для нашей собачки... Пусть этот подарок напоминает о славных победах твоего отца, верного солдата фюрера».
Но когда офицер поднялся, чтобы вложить обещанный подарок в ящик для посылки, знамени нигде не было. Гитлеровец распекал своих солдат, ругал унтер-офицеров...
Утром моторизованная колонна гитлеровцев двинулась дальше. Неожиданно за селом головной вездеход проломил настил моста и завяз в илистом грунте. На него с разгона налетели задние машины. Ругаясь, фашисты суетились возле мостика. Особенно бесновался офицер: вчера загадочно исчезло знамя, сегодня провалился мост, который вечером осмотрели саперы и нашли его вполне исправным... Лишь Вася знал, куда девалось пионерское знамя и почему провалился мостик...
Весь прошедший вечер Вася из тайника наблюдал за офицером, в руках которого видел знамя. У мальчика родился смелый план: отнять его у врага.
Смеркалось. Офицер заходит в учительскую, садится у стола... Что-то пишет. Рядом — красное полотнище. Вася сжимает в ладони гранату, найденную в окопах за селом. В другой руке — штык. «Главное — мгновенно вскочить в комнату,— обдумывал мальчик. — Немец не успеет опомниться от неожиданности... Удар штыком. Если же не удастся... Тогда...» Вася стиснул гранату. Неожиданно офицер поднялся и вышел. Мгновение — и Вася был в комнате... Красное полотнище оказалось в его руках. Бросились в глаза знакомые слова: «Будь готов!»
«Всегда готов!» — мысленно отвечает Вася и, спрятав знамя под рубашку, исчезает за окном.
А в полночь юный патриот подкрался к деревянному мостику за околицей. Ломом вытащил железные скобы, подпилил сваи... Долго ремонтировали фашисты переправу: почти на целый день задержал их пионер Вася Коробко.

ПИЛОТКА КАПИТАНА

В голубовато-розовом вечернем небе, словно черные молнии, носились самолеты с крестами на крыльях. Со всех сторон наседали они на советский бомбардировщик, который возвращался с боевого задания. Строчки трассирующих пуль тянулись к краснозвездной машине. Советский самолет тоже отвечал пулеметным огнем. Вот его меткая очередь отсекла хвост «мессершмитту». Тот «клюнул» носом и, оставляя дымный след, упал на землю. Через несколько минут вспыхнул и второй вражеский истребитель. Но вот смолк пулемет советского бомбардировщика. Видимо, кончились боеприпасы. На него, как коршуны, набросились семь немецких истребителей.
...Поврежденный советский самолет врезался в деревья старого парка на околице Погорельцев. К месту катастрофы спешили крестьяне. Одним из первых прибежал Вася Коробко со своим другом Володей Шендрой. Мальчики открыли кабину. Один летчик был без сознания, двое других старались отстегнуть лямки. Все трое были бледные, окровавленные.
— Кто в селе? — еле слышно спросил летчик со шпалой в петлицах.
— Сейчас никого... Немцы пошли дальше...
— Вовка, помогай,— сказал Вася и осторожно положил руку летчика себе на плечи.
— Держитесь за нас, товарищ капитан... — и мальчики начали вытаскивать летчика из кабины.
Подбежало несколько колхозников. Они вынесли из самолета двоих оставшихся раненых.
— Врач нужен...
— Я сейчас,— и Вася стремглав бросился к дому, где жила медсестра Мария Ильюченко.
Благодаря хорошему уходу медсестры Марии, здоровье пилотов улучшалось, раны заживали. Вася тайком от всех носил им в тайник еду, табак, сообщал новости. Были эти новости невеселыми.
Фронт уже откатился далеко. В селе обосновались полицейские. Капитан Виктор Петрович Григорьев все чаще переспрашивал Василия:
— Так ты хорошо окрестные леса знаешь?
— Хорошо, дядя Витя...
— Эх, встать бы мне скорее на ноги... Подались бы мы, Василек, к своим.
И это время наступило. Достав из-под стрехи пулемет, который с помощью крестьян капитан снял с разбитого самолета в день катастрофы, летчики ночью покинули село. Огородами и садами Вася вывел их на опушку, рассказал, куда идти дальше.
— Ну, прощай, сынок! — крепко обнял мальчика усатый сержант.
— Разобьем врага — жди в гости,— сказал молчаливый штурман.
А капитан вынул из-за пазухи свою пилотку с красной звездой и вложил ее в Васину ладонь.
— Береги, на память...
И ночь поглотила три крепкие фигуры.
 
НЕИЗВЕСТНЫЙ «ОХОТНИК»
 
Васю все время не оставляло желание раздобыть оружие. Вместе с друзьями Иваном Кудиным и Леней Стукало ходил он по полям, продирался сквозь лесные чащи на места недавних боев. Вася нашел несколько гранат, винтовку, патроны. С тех пор тайком от всех выходил он за село «на охоту». Как только на дороге появлялся гитлеровец, Вася из засады открывал по нему огонь.
Однажды, лежа за кустами, Вася внимательно следил за дорогой. Вдруг там показалась машина с фашистами. Мальчик прицелился. Выстрел, второй — и тут Вася почувствовал, как кто-то сильный схватил его за руку.
— Ну-ка, кончай канонаду...
Человек в пиджаке, с автоматом, внимательно рассматривал мальчика.
— Плохой пока еще из тебя вояка, попался, как муха... — насмешливо произнес он.
Вася рванулся.
— Не дергайся, не дергайся!
Тем временем немцы, рассыпавшись цепью, начали прочесывать кусты.
— Ползи за мной, — приказал незнакомец...
Скоро они добрались до леса. Из-за деревьев выходили вооруженные люди. Вася исподлобья смотрел на них. Заметил на фуражках красные ленты. Радостно екнуло сердце: «Партизаны!».
— Кто такой? — строго спросил мальчика один из них.
— Василий... Коробко... Из Погорельцев.
— Пионер?
— Да. Шесть классов семилетки окончил, — прибавил Вася Коробко, желая этим подчеркнуть, что он уже совсем взрослый.
— Что же это, ты: решил сам всех фашистов побить? Не осилишь. А вот все вместе — победим.
 
В ЛОГОBE ВРАГА
 
В село Вася вернулся с заданием партизанского штаба... Скоро в Погорельцы прибыл немецкий комендант.
Он должен был назначить сельского старосту. Чтобы привлечь внимание жителей, офицер велел поставить на площади патефон и крутить пластинки. Понемногу собирались крестьяне. Вася Коробко тоже пришел. Он до тех пор не отходил от патефона, пока не подсунул своей пластинки. И вот на площади зазвучало:
По долинам и по взгорьям
Шла дивизия вперед...
Вася тотчас же исчез. Немецкий комендант гордо расхаживал вокруг патефона и слушал бодрую мелодию русской песни. К немцу подбежал полицейский и растерянно начал объяснять:
— Господин гауптман, это никс гут пластинка. Ферштеген? Нике гут. — А патефон пел:
Этих дней не смолкнет слава,
Не померкнет никогда,
Партизанские отряды
Занимали города.
Василий шмыгал в толпе:
— Кому бумаги на цигарки? — и раздавал партизанские листовки. В них было сказано:
... Наш народ хорошо понимает, что староста — это ставленники пособник кровавого фашизма, это немецкий шпион, это изменник нашей социалистической Родины и народа. Дорогие товарищи! Ведите решительную борьбу против немецких оккупантов и их приспешников — сельских старост. Пусть знают все те, кто идет служить немцам, кто предает свой народ, что мы уничтожали и будем уничтожать их, как заклятых врагов…
Все чаще действия партизан тревожили фашистов.
Вскоре для борьбы с народными мстителями в Погорельцы прибыл батальон карателей. Вася пришел к офицеру, который командовал эсэсовцами:
— Я хочу вам помогать.
— О! Ти карашо! Ти — гут мальшик! — улыбаясь, сказал довольный немец.
Офицер приказал Васе топить печи, убирать в казарме. Смелый, наблюдательный мальчик скоро уже знал, сколько оружия у немцев, где хранятся боеприпасы, когда сменяются караулы. Все эти сведения Вася оставлял в «почтовом ящике» за селом, возле старого кирпичного завода, откуда их регулярно забирали партизаны.
Как-то Васю вызвал гитлеровский офицер. Он расспрашивал мальчика, хорошо ли тот знает лесные тропинки, не слышал ли чего о партизанах.
— Слышал... И даже знаю, где они.
Осенним туманным утром каратели двинулись к лесу. Колонна полицейских выступила на юг. Немцы должны были окружить партизан с севера.
— Идите прямо до самою болота, — объяснял Вася старшему полицейскому. — Перейдете на ту сторону — и по просеке прямо и прямо.
...Когда полицейские, вымокшие, выбившиеся из сил, перешли болото, их встретил сокрушительный огонь. Это немцы, которым Вася нарочно показал неверную дорогу, в тумане приняли своих помощников за партизан и чуть ли не всех перестреляли.
Сразу же после этого Вася ушел к партизанам.
Темной декабрьской ночью привел он партизанский отряд в родное село. Неожиданно напав на немецкий гарнизон, народные мстители уничтожили свыше 100 фашистов, 9 автомашин, 18 мотоциклов, 2 орудия, склад боеприпасов.
В тот же день в лесу перед строем Вася Коробко давал присягу:
— Я, красный партизан, даю партизанскую клятву, что буду смелым, дисциплинированным, решительным и беспощадным к врагам. Клянусь, что никогда не выдам своих товарищей, всегда буду хранить партизанскую тайну... Я буду до конца жизни верен партии, своей Родине...
 
ЮНЫЙ МСТИТЕЛЬ
 
Как-то отряд вышел на боевое задание.
Ночью группа партизан-подрывников, в которой был и Вася Коробко, незаметно подошла к железнодорожной насыпи. Мальчик подложил взрывчатку под рельсы. Время шло, а поезда все не было. Рассвело. Партизаны с надеждой прислушивались к каждому звуку. Стояла тишина. Что случилось?
Взошло солнце. На насыпи показался немецкий патруль. Солдаты приближались. Сейчас они обнаружат подрывников в редком кустарнике... Надо немедленно отходить к лесу. И как раз в это время вдалеке послышался стук колес.
Вася лежит в сырой канаве. «Неужели пропустим?» Он представляет себе изрытую окопами линию фронта. Изнемогая от усталости и ран, советские бойцы сдерживают натиск фашистов. Идет неравный бой. И вдруг новые колонны гитлеровских танков поползли на наши позиции... Фашистские летчики, которые сейчас едут в приближающемся эшелоне, будут сбрасывать на наши окопы свой смертоносный груз...
«Нет, подлые убийцы, не будет этого!» — стиснув зубы, думает Вася. Он смотрит на старших товарищей, лежащих рядом. Суровые лица. Полные решимости взгляды. Молчаливый уговор — лучше смерть, чем отход.
Вот патруль уже рядом... И поезд ближе и ближе. Солдаты засуетились, показывая один другому на ивняк под насыпью...
— Получайте, гады!— Вася включил ток. Могучий взрыв потряс все вокруг. Вспыхнули цистерны с бензином, полетели под откос вагоны, танки. Фашисты, спасшиеся во время взрыва, пытались бежать.
 
СНОВА В ПОГОРЕЛЬЦАХ
 
Осень вступала в свои права. Она шагала по лесам, стряхивая на землю красные и желтые листья, умывая холодными росами иссеченные пулями стволы деревьев. С курлыканьем летели в теплые края журавли.
«Счастливого вам пути! — мысленно прощался с ними Вася. — Возвращайтесь весной!» И внезапно подумал: «А что будет тогда? Наверное, уже разобьем фашистов. Откроется школа. Ох, и буду же я учиться! Никогда больше учительнице не придется говорить: «А не мог ли ты, Василий, лучше приготовить домашнее задание?»
— В это время у нас начинались уроки, — мечтательно произнес Вася.
— А я на первую смену ходил, — сказал его ровесник Миша Давидович, который чистил винтовку. — Знаете, как я алгебру любил,— и, отломив от куста веточку, начал писать на земле алгебраические знаки. — А ну-ка, кто решит?
Юные партизаны Миша Хавдей и Миша Милевский отложили оружие и склонились над примером.
У командира отряда, который с порога своей землянки наблюдал за детьми, больно сжалось сердце. «Дорогие мои вояки, вам бы сейчас учиться, играть с ровесниками. А вам приходится заниматься вот чем»,— он перевел взгляд на винтовки ребят.
— Ну-ка, погляди сюда, Марк,— обратился он вдруг к партизану, который склонился в землянке над картой. Тот выглянул из-за спины командира.
— Как ты думаешь, учитель,— показывая на детей, сказал командир.— Может быть, нам открыть для них школу? Пусть учатся в свободное время.
— Прекрасно,— обрадовался учитель,— я буду с ними заниматься.
Взрослые подошли к пионерам.
— Что, ребята,— сказал Марк Иванович Писаный,— может быть, откроем свою партизанскую школу?
— Вот было бы здорово! — воскликнул Вася Коробко.
А ночью он вместе с учителем Марком Ивановичем вышел на боевое задание. Где-то к полуночи добрались до Васиного родного села Погорельцев. Садами и огородами прошли к одной из хат. Вася постучал в окно. Раз. Еще раз.
К стеклу прижалось бледное лицо мальчика, потом в сенях загремел засов.
— Заходите!
— Вот обещанное! — Вася вынул из-за пазухи книжку. Маленький хозяин Володя Шендра поднес ее к глазам:
— Гри...цева ш...кiльна наука,— прочитал он в полутьме.— А где же?..
— На четвертой странице,— подсказал Марк Иванович.
Володя перелистнул несколько страниц и увидел партизанскую листовку.
— Вот так Грицева наука!
— А это по селу расклейте,— Вася подал сверток с листовками.
— Осторожно только, Володя,— предупредил учитель.— Враги коварны. Они следят за каждым нашим шагом. Чуть зазеваетесь — и попадете в ловушку.
— Будьте спокойны, Марк Иванович,— ответил Володя,— наши пионеры не подведут.
И действительно, дети незаметно передавали из дома в дом книжечку «Грицева шкiльна наука». А их родители вечерами жадно прочитывали ее четвертую страницу. Долго не могли обнаружить полицейские и листовок. Пионеры наклеили их в колодцах, внутри срубов. Пойдут крестьяне по воду, перегнутся над колодцем и читают партизанскую весточку.
Прощаясь с Володей, Вася сказал:
— У меня к тебе личная просьба. Собери учебники, у кого какие есть. Нам очень нужны.
В эту же ночь постучали и в хату, где жила семья Коробко.
— Кто там? — послышался взволнованный голос Александры Кузьминичны.
— Я, Вася!..
...Мать не находила себе места от радости и волнения. То бежала в кладовку, чтобы принести что-нибудь поесть, то снова садилась напротив сына и, забыв обо всем, всматривалась в родное лицо... У матери оставались недолго, надо было спешить обратно, в лес.
Захватив медикаменты и радиоприемник, смонтированный братом, Вася и Марк Иванович вышли из хаты. Мать проводила их до огородов. Как только попрощались и исчезли в темноте — поднялась стрельба. Затопали сапогами полицейские, побежали мимо хаты к околице. Издалека донеслись взрывы гранат. До рассвета мать уже не смыкала глаз. Утром — скорей к колодцу. А там уже кучка женщин. Только и разговоров, что о ночном налете партизан.
— Говорят, убили двоих,— донеслось до Александры Кузьминичны.
— Кого? — чуть не крикнула она и, чтобы не упасть, схватилась за сруб колодца.— Кого убили?
— Да полицейских.
— А партизаны?
— Ушли.
 
«ПРИНЯТЫ»
 
На лесной поляне собрались молодые партизаны на комсомольское собрание. Секретарь комсомольской организации Мария Скрипка читает заявление Васи Коробко о вступлении в комсомол. Кто-то крикнул:
— Да он еще маленький!
— Зато боевой,— спокойно ответила Мария.
— Кто рекомендует? — спросил один из присутствующих.
Поднялся высокий худощавый юноша, бывший токарь из Москвы.
— Я рекомендовал пионера Василия Коробко. О его боевых делах вы, товарищи, знаете. Правда, последний Васин подвиг еще не всем известен. Считаю своим долгом рассказать...
И перед комсомольцами возникли живые картины прошедшего боя.
Накануне партизанская разведка доложила, что немцы послали против их отряда крупное подразделение полиции. Но ночью народные мстители окружили карателей. По сигналу командира бойцы кинулись в атаку. Захваченные врасплох, полицейские в одном белье выбегали из хат и тут же падали, скошенные пулями. Рассвело. И тут Вася Коробко внезапно увидел, что четверо полицейских тянут за собой станковый пулемет, пробираясь к высотке за околицей. Оттуда село как на ладони.
«Сейчас как врежут с высоты по нашим,— мелькнула у Васи мысль.— Нет, гады, не выйдет!» И он прицелился из автомата. Щелкнул затвор, но выстрела не было. Кончились патроны. Вася выхватил из кармана револьвер. В нем осталось три патрона. Но на таком далеком расстоянии в полицейских не попасть. И Вася побежал за ними.
Один из полицейских остановился, прицелился в мальчика из автомата, но Вася снял его метким выстрелом. Вторым — убил еще одного карателя. В револьвере осталась одна пуля. «В кого послать эту, последнюю?» Оба полицейских внезапно легли на землю и повернули пулемет в Васину сторону. Сейчас свинцовая очередь скосит мальчика.
В это мгновение Вася выпустил третью пулю в наводчика и с кинжалом в руке бросился к последнему полицейскому. Тот не выдержал, вскочил и что было силы помчался прочь. Через минуту он скрылся в густом сосняке.
Забрав станковый пулемет, брошенный полицейскими, Вася вернулся в отряд...
Закончив рассказ, партизан сказал:
— Предлагаю Василия Коробко принять в ряды комсомола!
Поднялся седоусый партизан с орденом Красного Знамени на груди, полученным еще в годы гражданской войны.
— Я тоже рекомендую Васю, — произнес старый коммунист. — Не раз мы с ним ходили на боевые задания. А ну, скажи, Вася, сколько уже эшелонов ты подорвал?
Вася смутился:
— Да... три.
— Слышали?! — усмехнулся довольный партизан.— Так как, по-вашему, дорос он до комсомола?
— Дорос! Принять! — зашумели все.
У Васи радостно забилось сердце. От волнения он даже не слышал, что говорили вокруг. Увидел лишь дружно поднятые руки. Это голосовали за него. И хотя Василию еще не хватало лет для вступления в комсомол, за самоотверженность и храбрость комсомольцы отряда приняли Васю Коробко в свои ряды.
 
ТРОЕ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛИ
 
В один погожий осенний день в расположении партизанского отряда приземлился советский самолет, прилетевший с Большой земли. Он привез боеприпасы, оружие, медикаменты. Вместе со своими боевыми друзьями Вася пошел разгружать самолет. Неожиданно он услышал у себя за спиной голос летчика:
— Пилотку мою ты, я вижу, сохранил, Василий Иванович. А вот старых знакомых не хочешь узнавать.
— Дядя Витя! А остальные где?
— Здесь! Здесь!— весело откликнулись и молчаливый штурман, и усатый сержант.
Разговорам, воспоминаниям, казалось, не будет конца. Но вот командир самолета подал Васе газету.
— Ну-ка, почитай вот тут...
Вася пробежал глазами строки Указа Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось, что за исключительное мужество партизан Василий Иванович Коробко награжден орденом Красного Знамени.
Шло время. В боях и походах мужал, закалялся Вася Коробко. О юном подрывнике с уважением говорили даже бывалые партизаны. Девять фашистских эшелонов, десять паровозов пустил Вася под откос. Уничтожил около 400 гитлеровцев. За боевые подвиги Родина наградила юного героя орденом Ленина, двумя медалями «Партизану Отечественной войны» I степени.
Скоро партизанский отряд, в котором был Вася Коробко, прорвав немецкую оборону, соединился с регулярными частями Советской Армии.
И вот Вася вместе с бойцами своего отряда вступил в родное село. Но недолго пробыл он здесь.
В руинах лежали села, ждали плуга опустошенные поля. Большие задачи стояли перед молодежью. Надо было восстанавливать народное хозяйство. И Василий решает тоже принять участие в этом деле. Юноши и девушки Полесья избирают его своим вожаком. Он стал секретарем Семеновского райкома ЛКСМУ. С увлечением работал Василий. Но его неудержимо тянуло к боевым друзьям.
— Я не успокоюсь, пока хоть один фашист будет на земле,— говорил он.
Василия Коробко направляют во вражеский тыл.
Снова бои и походы. Снова полетели под откос фашистские эшелоны, подорванные рукой Василия.
...Весной 1944 года с группой товарищей Вася отправился на выполнение очень важного задания. Свыше 100 километров прошел маленький отряд, обходя гитлеровские гарнизоны, избегая каких бы то ни было встреч. Шли по земле врага.
Наконец вдалеке заблестела свинцовая гладь большой реки. С противоположного берега через мост день и ночь мчались на фронт танковые колонны, шла пехота, тянулись длинные обозы.
Лежа в кустарнике, Вася разглядывал в бинокль предмостные укрепления. Около дотов в несколько рядов заграждение из колючей проволоки. На ней понавешаны консервные банки, стреляные гильзы. От малейшего прикосновения к.проволоке все это начинает страшно греметь. А у самой воды — минные поля. «Подходов к мосту нет», — определил Василий и вопросительно глянул на друзей. Все молчали. По речке промчались сторожевые катера. «Волну подымают, как торпедные катера»,— подумал Вася.
И внезапно он представил, как по течению мчатся на фермы моста несколько торпед. «А что если и вправду так сделать. Ведь другого выхода нет!» И юноша обратился к друзьям:
— Есть план.
Ночью далеко от моста вошли в воду три партизана. Перед собой каждый из них толкал небольшой плот, связанный из сухих веток. На плотах — взрывчатка. Течение подхватило и понесло смельчаков...
Сколько минут плыть? Пятнадцать, двадцать? А что потом?
Они оставят плоты со взрывчаткой под опорами моста, а сами поплывут дальше.
И вдруг над головой ярко вспыхнула осветительная ракета. Что-то хлестнуло по воде рядом с Василием. Послышался треск автоматных очередей.
— Помогите! — глухо прозвучало вблизи. Вася обернулся и увидел плот товарища, одиноко кружившийся по воде. Вася протянул руку, подтащил плот к себе. И в ту же минуту увидел, как пулеметная очередь накрыла второго товарища.
«А я все-таки доплыву. Меня вам не убить!» — упрямо повторил про себя Василий. И он плыл, словно живая торпеда, неся врагу смерть.
Пуля обожгла правое плечо, но Василий еще яростней греб левой рукой. «Доплыву, доплыву!»
Вот уже мост над головой. Прижав плоты со взрывчаткой к одной из опор, Василий зубами выдернул чеку детонатора.
Страшный взрыв потряс стальную громаду моста,— и он с грохотом провалился в черную пасть реки.
Задание было выполнено, но при этом погиб юный партизан, воспитанник пионерской дружины Погорельской средней школы на Черниговщине — Василий Коробко. Память о нем будет жить вечно.
...Пионеры выстраиваются на сбор. Председатель совета дружины командует:
— Дружина, к выносу знамени стоять смирно!
Проходит мгновение... другое... В торжественной тишине звучит ясный голос правофлангового:
— Почетный знаменосец дружины Василий Коробко погиб смертью героя в бою против фашистских захватчиков.
Минута молчания, и внезапно тишину разрывает дробь барабанов, звук горна. Чеканя шаг, юный знаменосец в сопровождении ассистентов выносит пионерское знамя, отбитое у врага Васей Коробко. Ветер колышет красное полотнище, и оно, словно неугасимое пламя, реет над пионерским строем как символ бессмертия тех, кто отдал свою жизнь за счастье Советской Родины.
 

 
Вася Коробко
 
Черниговщина. Фронт подошел вплотную к селу Погорельцы. На окраине, прикрывая отход наших частей, оборону держала рота. Патроны бойцам подносил мальчик. Звали его Вася Коробко. Ночь. К зданию школы, занятому фашистами, подкрадывается Вася. Он пробирается в пионерскую комнату, выносит пионерское знамя и надежно прячет его. Окраина села. Под мостом - Вася. Он вытаскивает железные скобы, подпиливает сваи, а на рассвете из укрытия наблюдает, как рушится мост под тяжестью фашистского БТРа. Партизаны убедились, что Васе можно доверять, и поручили ему серьезное дело: стать разведчиком в логове врага. В штабе фашистов он топит печи, колет дрова, а сам присматривается, запоминает, передает партизанам сведения. Каратели, задумавшие истребить партизан, заставили мальчика вести их в лес. Но Вася вывел гитлеровцев к засаде полицаев. Гитлеровцы, в темноте приняв их за партизан, открыли бешеный огонь, перебили всех полицаев и сами понесли большие потери. Вместе с партизанами Вася уничтожил девять эшелонов, сотни гитлеровцев. В одном из боев он был сражен вражеской пулей. Своего маленького героя, прожившего короткую, но такую яркую жизнь, Родина наградила орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, медалью "Партизану Отечественной войны" 1 степени.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz