Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 14. | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 14.
 
ДМИТРИЙ КАРДЫШЕВ. Окончил школу перед войной, был на трудовом фронте, мечтал о передовой. Боевой и весёлый парень, общительный и инициативный, скорый на решения. Добрый и чуткий к родным, он в то же время безжалостен к недругам. Занимается спортом, сильный, высокий, широкоплечий и мускулистый. Любит петь, играет на баяне.
СЕРГЕЙ КОЗЫРЕВ. Выпускник школы № 2. Красивый, с большими зелёными глазами, ровными тёмными бровями. Волосы мягкие, волнистые, с великолепным кудрявым чубом. Высокий, стройный. Души не чает в своём вожатом – Теплоухове. Активно помогает ему в работе. Комсорг класса. Честный, добрый, справедливый, пунктуальный, инициативный. Увлекается физикой, математикой, астрономией, шахматами, фотографией.
 
Олег Дымов вернулся домой ближе к вечеру. Мать – Прасковья Кузьминична – сразу же бросилась к нему:
-Сынок, тебя полиция ищет, два раза уже заходили. Беги, сынок!
Олег побледнел, изменился в лице.
-Что им надо?
-Не знаю. Беги, сынок!
В дверь громко постучали.
-Открывайте! – раздался грубый окрик.
-Нельзя мне бежать, мамка. На вот, спрячь подальше, - и он протянул ей лист бумаги. Она машинально сунула его в карман фартука.
-Открывайте, а то дверь выбьем! – орали полицейские.
-Открой, мамка, - твёрдо сказал Олег.
В дом ворвался сам Печечкин и ещё два полицейских.
-Ты Дымов Олег? – кинулся он к парню.
-Да, это я, - спокойно, глядя тому в глаза, ответил Олег.
-Ты арестован, - бросил Печечкин.
-За что? – так же спокойно спросил Олег. Ни один мускул не дрогнул на его лице.
-Там разберёмся.
А полицейские уже всё переворачивали вверх дном. Прасковья Кузьминична молча стояла в стороне, наблюдая за полицейскими. Её сын тоже молчал, гордо подняв голову и распрямив плечи, и смотрел на полицейских свысока. Сейчас он думал об одном: случайно его зацепили или донёс кто, и в чём его обвиняют? В любом случае сейчас он ответы на эти вопросы получить не сможет, нужно ждать.
 
* * *
Его привели в тюрьму и без допроса, без всяких объяснений посадили в камеру. Там уже сидело несколько человек, среди них находился отец Густы – Фёдор Павлович – уже весь истерзанный. Он тоже узнал Олега, улыбнулся ему. Юноша подошёл к Цаплину, склонился над ним.
-Вон они как Вас разукрасили, - печально сказал он. – За что?
-Не явился на регистрацию, отказался на них работать. Ты вот что, парень, передай моей дочурке, что отец её не сдался, стоит на своём. А конец у нас у всех один – пуля. Тебя-то они, может быть, ещё и выпустят. И вот ещё что, - он прошептал на самое ухо Олегу:
-Густа просила меня кое о чём. Передай ей: Путиловский, главный в мастерских. Не забудешь? – спросил он уже в полный голос.
-Нет, - глядя прямо перед собой, тихо сказал Олег.
В это время в коридоре раздались шаги, в их камеру открылась дверь.
-Кардышев, выходи, - гаркнул дежурный полицай.
Поднялся молодой парень, едва ли старше Олега. Окинул сидевших в камере долгим взглядом и твёрдо направился к двери. Дверь за ним закрылась.
-Он давно здесь? – спросил Олег у Цаплина и кивнул в сторону двери.
-С утра сидит. Может и выпустят… И не спрашивай меня «за что». Все мы здесь из-за одного находимся, - опередил Фёдор Павлович, заметив, что у Олега уже открылся рот для очередного вопроса. – Придёт время, и ты узнаешь. Небось тоже уклонился от регистрации?
-Не буду я у них работать, - решительно заявил Олег.
За стенами камеры раздался крик женщины.
-Что бисы творят, никого им не жаль. Совсем совесть потеряли, - сказал кто-то.
Олег посмотрел в сторону говорившего. На полу полулежал мужчина средних лет, с волевыми складками лица, крупного телосложения, загорелый до черноты, весь истерзанный, в крови, но глаза его горели негаснущим пламенем. Теперь в его глазах светилась ненависть.
Олег потерял счёт времени. Через маленькое окошко под потолком было видно, что на улице совсем уже стемнело. Наступила ночь.
Привели обратно того парня, Кардышева. Он еле держался на ногах, но зашёл в камеру твёрдыми шагами. Только за ним захлопнулась дверь, он сразу повалился на пол. Олег подошёл к нему, оттащил от двери.
-Что там было? – первым делом спросил он.
-Работать на немцев, гады, заставляют. Но не выйдет у них этого!
-Ну и зря, - подал голос Цаплин. - Уйдёшь вместе с нами. А тебе, молодому, ещё жить нужно.
-Что же делать предлагаете? – устремил свой взгляд на Фёдора Павловича Кардышев.
-Согласись ты на них поработать, да так, чтоб они на твоей «работе» далеко не уехали.
-А Вы сами-то что ж не устраиваетесь на работу?
-Не поверят они мне.
-А мне, значит, поверят? - недоверчиво сказал парень.
-А ты сделай так, чтоб поверили, - возразил Цаплин.
Они ещё о многом говорили, старые большевики-коммунисты и комсомольцы. Мужчины наставляли юношей на путь истинный, учили, как жить, как обмануть бдительность немцев и полицаев, что делать дальше.
На рассвете в камеру втолкнули Илью Ванича, но друзьям удалось только взглядом поприветствовать друг друга, так как Дымова вызвали на допрос.
В кабинете за большим столом сидели начальник жандармерии – немец, Печечкин и … Вера Каменщикова. В кабинете также находились двое полицейских, одного из которых Олег знал – это был Лёнька Путилов, учился он в той же школе, что и Олег, но был на класс старше.
Жандарм что-то сказал, Вера перевела:
-Фамилия, имя, адрес?
Олег сказал. Жандарм опять что-то спросил, Вера переводила, не поднимая на Олега глаз.
-Комсомолец?
-Да, комсомолец. Он тоже комсомолец, - кивнул он в сторону Путилова.
Жандарм не обратил на это внимания и опять монотонно о чём-то заговорил, записывая на бумагу показания Олега.
-Почему не хочешь работать на Германию?
-Да мне этого ещё никто не предлагал, - нагло заявил Олег.
Жандарм удивлённо посмотрел на Печечкина.
-Разве… - начала переводить Вера, но прервалась появлением в кабинете высокого молодого человека. Он ворвался, даже не постучавшись. Жандарм негодующе посмотрел на него и начал багроветь от злости, но человек на него не обратил никакого внимания. Сразу к Печечкину с требованием:
-Ты хотел открыть клуб, дать людей. Почему не выполняешь свои обещания? – и он с чувством ударил кулаком по столу.
Вера переводила на немецкий язык. Постепенно краска и злость сходили с лица жандарма, а к концу он даже заинтересовался этим. Печечкин начал тихо оправдываться.
-Да я… да пока не до тебя, Козырев. Иди. Иди отсюда, потом разберёмся, - и он как загнанный зверёк посмотрел на жандарма, на Веру, на Дымова, только на Козырева боялся поднять глаза. Он не ожидал такого натиска. С родителями Серёжи Козырева он был раньше очень хорошо знаком. Часто заходил к ним. Теперь они смотрели на него как на какую-то вещь, при встрече отворачивались. И только один Серёжа поддерживал с ним отношения. Однажды он подошёл к нему с предложением создать для немецких солдат и офицеров увеселительные мероприятия, а ещё лучше занять клуб и ставить концерты. Печечкин обещал подумать. Но младший Козырев был настойчив. Вот и сегодня он рано пришёл в полицию, долго ждал в коридоре, когда его примут и, наконец, ворвался в кабинет. Сергей отлично знал, что у Печечкина находится начальник жандармерии, видел, как в кабинет ввели какого-то парня, и решил действовать.
Жандарм с любопытством выслушал рассказ Козырева, его намерения обслуживать немецких солдат. И поддержал его. Печечкин под его руководством выписал справку Козыреву Сергею в том, что он является директором клуба железнодорожников.
-А как же с людьми? – спросил Сергей.
-Да вот этого можешь хоть сейчас забирать, - указал он на Олега. - Если он согласится.
Сергей вопросительно посмотрел на Дымова.
-Что скажешь?
-Конечно, согласен! – глаза Олега заблестели. Он был доволен, что удалось так легко отделаться.
-У меня к нему есть ещё один вопрос, - перевела Вера слова начальника жандармерии. – Кто из комсомольцев остался в городе? Кого встречал?
-Не знаю, кто остался, - глухо ответил Олег. – Видел, конечно, знакомых ребят, но они не из комсомола, а так, уличное хулиганьё.
-Иди пока, - разрешил жандарм.
Олег не тронулся с места, вопросительно посмотрев на Козырева.
-Убирайся! – рявкнул Печечкин.
-Иди, - кивнул ему Сергей. – Подожди меня на улице. – А сам повернулся к жандарму. Выходя, Олег слышал, как Серёжа сказал:
-Разрешите поприсутствовать на допросах, может мне ещё кто подойдёт.
Олег вышел на улицу и не слышал ответа жандарма. Но Козырев не выходил, значит, ему позволили присутствовать. Олег и не предполагал, что жандарм с радостью уцепился за предложение Козырева об открытии клуба и подборе труппы артистов.
На улице Олег сел на скамью и стал ждать своего неожиданного спасителя. Из дверей тюрьмы в скором времени начали выходить молодые парни, собираясь в кучки, что-то обсуждая. Вышли и Илья Ванич с Кардышевым. После обеда уже появился Серёжа Козырев, окинул всех ожидающих его довольным взглядом, широко улыбнулся и сказал:
-Ничего компания собралась! Пошлите знакомиться с помещением, нашим «рабочим» местом, - на слове «рабочим» он поставил ударение.
Ребята, те, кого он смог вытащить из тюрьмы, в этот же вечер принялись прибирать помещение клуба. Постепенно разговорились, познакомились, начались шутки, смех. Выбрали администрацию. Директором клуба единогласно избрали Серёжу Козырева, художественным руководителем Илью Ванича - оказывается, многие знали его как руководителя драмкружка школы № 5.
Домой Олег вернулся поздно, радостный и возбуждённый.
 
Глава 15.
 
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz