Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 12 | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 20.08.2017, 14:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 12
 
Продолжение книги "ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ"
Авторы Н.И.Пахомов, Н.И.Дорофеенко, Н.В.Дорофеенко.
 
 
Для осуществления диверсий подпольщики выбирали такие места, где их удары были наиболее эффективными. Большинство взрывов они совершали в районе так называемых «Чепинских штанов», где разветвляются железнодорожные линии на Полоцк и Ленинград. Здесь пути проложены в глубоком корыте, без откосов. В результате крушений загромождался путь, и, чтобы расчистить его, гитлеровцы вынуждены были вызывать восстановительные поезда и с их помощью вывозить отсюда искорёженные паровозы и вагоны, так как местность не позволяла хотя бы временно разбросать их по сторонам. Это удлиняло сроки восстановительных работ.
В постоянном напряжении держали оккупантов комсомольско-молодёжные диверсионные группы Феди Мехова и Андрея Гогули. Они действовали в тесном контакте. Вначале кроме Мехова и Гогули в группу входили Костя Шутов и Иван Иотко. Затем к ним присоединились Александр Иванов, Валда Неглин, Фекла Нестеренко, Володя Кузнечик, Парфиль Гурин, Олимпиада Иотко, Ольга Гогуля, Валя Богданова (ныне Александрова), Ганя Лопоухова, Анатолий Иващенко, Ваня Ерофеев, Дмитрий Тарасов. Многие из них знали друг друга по совместной работе или учёбе до войны. В мае 1942 года молодые патриоты установили связь с оперчекистской группой «Неуловимые» и развернули самоотверженную борьбу с врагом. Их действия отличались смелостью, дерзостью. В июне 1942 года, например, Костя Шутов, Ваня Иотко, Андрей Гогуля и Дмитрий Тарасов похитили из стоявших на станции Витебск вагонов три автомата и десять пистолетов.
Находясь на лесоразработках в районе д.Улановичи, Костя Шутов познакомился с военнопленными и от них узнал, что для диверсий можно использовать не только мины, но и артиллерийские снаряды. В снарядах недостатка не было, ребята обнаружили их в лесу целый штабель. Решили устроить диверсию на шоссейной дороге. Получилось неплохо. В воздух взлетело до двадцати фашистских солдат.
Вскоре Шутову удалось устроиться в авторемонтные мастерские, где уже работал Мехов. Вместе с военнопленными они подсыпали в цилиндры отремонтированных автомобильных и танковых моторов песок и наждачную пыль, выводя их таким образом из строя. Когда же гитлеровцы заподозрили в этих диверсиях военнопленных, Федя и Костя отправили шестерых из них в партизанский отряд.
В августе 1942 года Мехов, Шутов, Иотко и Гогуля заминировали полотно железной дороги у деревни Гришаны. В результате взрыва под откос слетел паровоз и несколько вагонов с боеприпасами. Шедшие впереди паровоза две платформы с песком оторвались от состава, докатились до Витебска и врезались в стоящий там эшелон.
Однажды на пути в оперчекистскую группу эти молодые патриоты были задержаны полицейским. На требование предъявить паспорта А.Гогуля ответил: «Пожалуйста». Делая вид, что достаёт документы, он вынул из внутреннего кармана пистолет и дважды выстрелил в предателя. Молодые мстители освободили большую группу задержанных граждан.
У чекистов они получили шесть магнитных мин. Все их использовали. Несколько мин удалось прикрепить к отправлявшемуся на фронт эшелону с живой силой противника. Взрыв произошёл в районе станции Заболотинка. Через несколько дней подпольщики пустили под откос ещё один эшелон на перегоне Витебск-Княжица.
Из дневника боевых действий 1-й Белорусской партизанской бригады видно, что только за сентябрь-октябрь 1942 года этой группой молодых патриотов было выведено из строя 20 немецких автомашин, два ленточных транспортёра на песчаных карьерах. Они похитили у гитлеровцев 300 комплектов обмундирования, 400 одеял, 500 килограммов сливочного масла, 500 килограммов сахара, 10 тонн хлеба и 10 ящиков туалетного мыла.
В ноябре 1942 года подпольщики собрали около ста килограммов тола и намеревались взорвать мост через реку Западная Двина. Но этому помешали начавшиеся аресты. Вечером 30 ноября группа патриотов во главе с Федей Меховым пробралась на станцию, чтобы разведать, какие эшелоны стоят на путях, и заминировать их. Боеприпасов не обнаружили. Тогда они выгрузили из одного вагона до 20 ящиков с дефицитными продуктами, которыми они обычно снабжали партизан, а эшелон заминировали. Десять ящиков тут же переправили на квартиру к Фекле Нестеренко, остальные спрятали в развалинах. Через несколько дней Ваня Ерофеев и Митя Тарасов пытались увезти остальные ящики, но были задержаны. Гитлеровцы связали им руки, усадили на подводу и пустили лошадь. По пути Ерофееву и Тарасову удалось бежать, но гитлеровцы уже напали на след группы, лошадь привела их к своему хозяину Акиму Лопоухову. Первым был арестован Володя Кузнечик, за ним многие другие участники группы.
Три недели допрашивали под пытками патриотов. Утром 23 декабря 1942 года во двор городской тюрьмы по Суражской прибыли две грузовые автомашины. Подпольщиков вызывали по одному, связывали руки и сажали в машины. 26 патриотов под усиленным конвоем повезли к бывшему 5-му железнодорожному полку. Дорогой друзья попрощались, девушки запели песню «Последний нынешний денёчек…»
… Машины остановились у сарая, расположенного на территории, примыкавшей к лагерю военнопленных. В нескольких метрах от него были вырыты две свежие ямы. Первыми из сарая вывели Ганю Лопоухову, Олю Гогулю, Липу Иотко, Екатерину Лопоухову и других. Их выстроили на краю ямы. Полковник Биккель поднял руку и скомандовал:
- Фоер!
Грянули залпы.
Подгоняемые прикладами, у другой ямы столпились Андрей Гогуля, Парфиль Гурин, Анатолий Иващенко, Владимир Кузнечик, Гриша Голубев, Аверьян Мисурагин, Аким Лопоухов, Викентий Шнипов, Степан Шалаев, Ваня Ерофеев. Все стояли, гордо подняв головы. Их глаза, устремлённые на палачей, пылали ненавистью и мужеством. Полевой комендант торопился. Когда жандармы взяли автоматы наизготовку, раздался голос Вани Ерофеева («Цыганок»):
- Не стреляйте, я покажу, где спрятано оружие. – Ваня решил перехитрить врага.
Выяснив через переводчика в чём дело, полковник Биккель приказал отвести мальчика в сторону и подал команду открыть огонь по остальным. Но прежде чем прогремел залп, Андрей Гогуля прокричал:
- Беги кто куда! Умирать, так с музыкой!
Ребята бросились в разные стороны. Застрочили автоматы. Андрей успел добежать до колючей проволоки и повис на ней, настигнутый пулями. Анатолий Иващенко перескочил заграждения, но был сражён автоматной очередью. В утреннем морозном воздухе прозвучали его последние слова: «Люди, не забудьте нас!»
После казни подпольщиков гитлеровцы отвезли Ваню Ерофеева в казематы полевой жандармерии местной комендатуры, рассчитывая с его помощью раскрыть остальных участников комсомольско-молодёжной группы. Долго он водил гитлеровцев за нос, а 27 января 1943 года совершил дерзкий побег из камеры-одиночки. Он и рассказал о героической гибели своих товарищей.
В донесении фашистской полевой жандармерии от 27 января 1943 года по поводу побега Вани Ерофеева говорилось:
«Эта камера имеет обитую жестью дверь, закрытую на висячий замок. Окно, выходящее на улицу, находится на высоком уровне, выше 4-х метров от пола, и замуровано до верхней его части, которая наполовину застеклена, наполовину забита досками, а снаружи защищена густым сплетением из колючей проволоки. Эта камера всё время отвечала своему назначению, и до сих пор ни один заключённый не удрал из неё…
Так как эту операцию (имеются в виду поиски квартир подпольщиков. – Авт.) по причине целесообразности следовало провести вечером, юноша был снова посажен в камеру. Он был заперт около 13.00 и около 16.00 получил еду. Когда же около 20.00 его хотели вывести оттуда на эту операцию, камера оказалась пустой. Юноша отодвинул раму, раздвинул колючую проволоку и, несмотря на узкое отверстие и высоту окна над полом, удрал из камеры».
Избежавшие ареста Федя Мехов, Костя Шутов, Ваня Иотко и Саша Иванов, прежде чем покинуть город, провели ряд крупных диверсий на железной дороге. 9 декабря 1942 года они взорвали железнодорожный мост в городе по улице Яковской. Движение поездов на Полоцк и Невель было приостановлено на несколько дней. 21 декабря в черте города они подорвали воинский эшелон противника. Дорога бездействовала в течении трёх суток. В день казни своих боевых товарищей, 23 декабря 1942 года, вместе с Ф.П.Грунтовым молодые патриоты пустили под откос воинский эшелон в пределах города. Это был своеобразный салют в честь погибших друзей. В январе 1943 года они подорвали ещё два немецких воинских эшелона.
Когда в феврале 1943 года гитлеровцы бросили против витебских партизан полчища карателей, комсомольцы-подпольщики влились в ряды народных мстителей и вместе с ними стойко защищали партизанский край, помогали Советской Армии своей активной диверсионной работой на коммуникациях врага. В боях смертью храбрых пали в феврале 1943 года Ваня Иотко и Саша Иванов, а в мае 1943 года погиб их вожак Фёдор Каллистратович Мехов. Вместе с Женей Ивановой из группы Веры Хоружей он стойко отражал натиск карателей на одном из участков лесного фронта. Будучи тяжело раненным, Фёдор продолжал вести прицельный огонь. Гитлеровцы решили окружить смельчаков и взять их живыми. Начался ожесточённый поединок карателей и любивших друг друга Феди и Жени. Уложив с десяток фашистов, комсомольцы Федя Мехов и Женя Иванова последние пули выпустили в себя, но не сдались врагу. За героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Ф.К.Мехов посмертно награждён орденом Красного Знамени.
Подсчёты показывают, что только за 1942 год подпольщиками Витебска совершено сто два диверсионных акта. В результате было пущено под откос четырнадцать эшелонов противника, восемьдесят восемь вагонов с различными военными грузами, тридцать шесть железнодорожных цистерн с горючим, подорвано два танка, тридцать две автомашины, взорвано два железнодорожных моста, два трансформаторных киоска. Это был существенный боевой вклад патриотов Витебска в дело победы над немецко-фашистскими захватчиками.
 
БАРОНЫ УБИРАЮТСЯ ВОСВОЯСИ
 
Если бы Двина могла говорить, если бы её берега обрели дар речи, они поведали бы ещё многое о беспримерной доблести героев витебского подполья, подвиги которых, подобно легендам, переживут века. Священная витебская земля буквально клокотала и бурлила под ногами оккупантов от неугасимой народной ненависти.
Характерной особенностью витебского подполья является его тесное взаимодействие с партизанскими отрядами. Эти связи установились с первых дней зарождения партизанского движения вокруг Витебска, крепли и расширялись по мере развёртывания партизанской борьбы и усиления подпольных организаций. В боевой деятельности это содружество выражалось в том, что ни одна боевая операция партизан не обходилась без помощи подпольщиков. Наиболее ярко это проявлялось в операциях по разгрому немецких гарнизонов в пригородной зоне Витебска.
Рассчитывая навечно закрепиться на советской земле, гитлеровцы с первых же месяцев оккупации Витебщины стали насаждать почти во всех наиболее благоустроенных населённых пунктах, в живописных уголках этого благодатного края немецких помещиков и баронов. Земли многих колхозов и совхозов были отданы отвоевавшимся гитлеровским офицерам, белогвардейским отпрыскам для организации крупных частных хозяйств, эксплуатации и угнетения советских людей. Такие хозяйства появились в Бибировке, Улановичах, Подберезье, Билеве, Ананьеве, Островне, Мазолове и других ближайших к городу населённых пунктах. Над белорусским колхозным крестьянством нависла зловещая тень немецких помещиков-крепостников. Спокойствие и порядок в этих хозяйствах, их безопасность призваны были поддерживать сильные военно-полицейские гарнизоны, состоявшие из охранных войск, полиции, жандармерии, изменников из РОА.
Эти гарнизоны являлись оплотом оккупантов на подступах к городу. Они создавали преграду между партизанами и подпольщиками, затрудняли проникновение в Витебск разведчиков и связных, отрывали подполье от партизанских зон. Витебский обком КП(б)Б дал указание командованию ближайших к городу партизанских отрядов М.Ф.Бирюлина и Г.И.Сысоева разгромить гарнизоны врага и имения немецких помещиков.
Партизанские отряды и подпольные организации, накопившие большой опыт совместных действий против немецко-фашистских захватчиков, начиная со второй половины 1942 года, провели ряд успешных боевых операций по выполнению указаний обкома партии. Каждой такой операции предшествовала большая и сложная подготовительная работа подпольщиков. Они разведывали укрепления и огневые точки противника, его силы, места расположения штабов и офицерского состава, наиболее удобные подходы к гарнизонам. Сохранились составленные подпольщиками планы ближайших к Витебску немецких гарнизонов в Летцах, Борониках, Улановичах, Андроновичах, Белыновичах, Сенькове, Ананьеве, Казанове и других. Руководствуясь этими планами, партизаны совершали смелые налёты на гарнизоны, сеяли панику в рядах противника, принуждали новоявленных помещиков укладывать свои манатки и сматываться восвояси. В страхе перед народными мстителями гитлеровские солдаты и офицеры из фронтовых частей, останавливаясь на отдых в Витебске, с нескрываемой тревогой спрашивали у местных жителей: «Бывают ли здесь партизаны и можно ли раздеваться на ночь?» Оснований для этого было более чем достаточно. Не раз самонадеянным воякам фюрера приходилось бегством спасаться от неуловимых партизан.
Так, в ночь на 7 августа 1942 года отряд Г.И.Сысоева и два взвода отрядов Зверева и И.С.Бонкарева разгромили немецкое хозяйство в м.Островно. партизаны уничтожили барак для отдыха фашистских офицеров, сожгли гараж с горючим и склад с боеприпасами и продовольствием, три автомашины, убили 27 гитлеровских солдат и офицеров. В сентябре партизанский отряд М.Ф.Бирюлина разгромил немецкий гарнизон в посёлке Мазолово. В донесении командованию 1-й Белорусской партизанской бригады по этому поводу говорилось: «На рассвете был навязан бой противнику в посёлке Мазолово. Уничтожено 2 трёхтонные машины и одна пятитонная, шедшая из Лужесно на подкрепление. Убито 28 немцев, тяжело ранено 20, убито 10 полицаев. Подавлен огонь двух укреплённых точек, три полицая сдались в плен. Потерь у партизан нет». Позже подпольщики уточнили результаты этой операции, и оказалось, что убито было 37 фашистов и тяжело ранено 12.
Народные мстители разгромили немецкое хозяйство в Бибировке. Они уничтожили его охрану, угнали и затем раздали населению крупный рогатый скот, лошадей передали частям Советской Армии.
Большой резонанс имела операция по разгрому гарнизона в учхозе Подберёзье, в четырёх километрах от Витебска. Решающую роль в её подготовке и проведении сыграла подпольная группа братьев Грунтовых и В.С.Кулагиной. члены её не только разведали гарнизон противника, но и принимали участие в боевых действиях совместно с партизанами отряда Бирюлина. 27 декабря 1942 года гарнизон был разгромлен. Партизаны уничтожили несколько укреплённых огневых точек, помещение штаба, убили 27 фашистов, многих ранили и троих взяли в плен. В этом бою погиб член бюро Витебского подпольного райкома ЛКСМБ А.Т.Юпатов.
31 января 1943 года отряд Г.И.Сысоева напал на гитлеровский гарнизон в Улановичах, вблизи Витебска. Охрана имения разбежалась, управляющий был убит. Партизаны угнали 42 головы крупного рогатого скота, лошадей. Разгромлено было также имение, созданное оккупантами в трёх километрах от города на базе бывшего совхоза Билево. Новоявленный помещик обзавёлся крупной животноводческой фермой, солидным машинно-тракторным парком, превратил местных жителей в своих рабов. Для охраны имения выделялись специальные наряды полиции из Витебска.
Проникшие в охрану имения витебские подпольщики Анатолий Кононенко и Владимир Папсуевич, совместно с Женей Колобановой, осуществлявшей связь с партизанской бригадой «Алексея», тщательно изучили обстановку, разведали систему охраны, подступы к имению и предложили конкретный план операции. В ночь, когда на пост заступили подпольщики Кононенко и Папсуевич, партизаны отряда имени Чапаева (командир М.П.Ахмедчик) в сопровождении Жени Колобановой на двадцати трёх подводах бесшумно приблизились к посёлку и внезапным налётом разгромили хозяйство. Были сожжены скотные дворы, уничтожена техника. Захватив с собой механизаторов и обоих «полицейских» (Кононенко и Папсуевича), партизаны ушли, отбив охоту у немецкого барона обзаводиться поместьями на витебской земле.
Во время этой операции погибла Женя Колобанова. В разгар боя она первой ворвалась в помещение полицейской охраны и крикнула: «Полиция, сдавайтесь!» В ответ раздалась автоматная очередь. Женя упала. Очнулась, когда кругом уже рыскали немцы, подоспевшие из города. Умиравшую комсомолку допрашивал офицер. Женя была в полном сознании. Ничего не говорила, только плевала фашисту в лицо. Гитлеровец выпустил в девушку всю обойму пистолета.
О Жене Колобановой ходили легенды ещё при её жизни. Ей было всего шестнадцать лет, когда она погибла. Безграничная любовь к Родине, к комсомолу, жгучая ненависть к врагам придавали силы этой замечательной девушке, сделали её бесстрашной и бессмертной. Как вспоминает бывший начальник разведки бригады «Алексея» И.С.Волков-Рапопорт, по смелости, смекалке, проделанной работе Жене не было равных среди разведчиц и связных.
С самолёта партизанам сбросили магнитные мины с химическими взрывателями. В бригаде совещались, как их использовать. Решили подкладывать под цистерны с горючим. Долго спорили – поручать ли Жене такие задания. В разговоре участвовали комбриг А.Ф.Данукалов, комиссар А.Т.Щербаков, начальник штаба. Комиссар уговорил товарищей удовлетворить просьбу Жени. Она была в восторге. Попросила лошадь с телегой. В один мешок насыпала картошки, в другой немного ржи, в третьем лежала пара платьев, оставшихся от «обмена». Хомут набит не войлоком, а литературой, подвойным дном телеги – магнитные мины. И вот Женя в городе. Немало составов взлетело в воздух, сгорело цистерн от взрывов мин, которые подкладывали под немецкие эшелоны витебские патриоты.
В Витебске менялись воинские части. Разведка сообщала об отъезде местного коменданта, смене полевой жандармерии, персонала аэродрома. Подпольщикам предстояло знакомиться с новичками, узнавать их фамилии, должности, повадки. Это нужно было фронту, партийным органам, работавшим в тылу. И вновь задание получает Женя. Под предлогом устройства на работу она, как вспоминает И.С.Волков-Рапопорт, ходила от одного учреждения к другому. Заходила в коридоры и читала надписи на дверях, заходила к секретарям и узнавала фамилии их шефов. Ей удавалось проходить и к самим шефам. В результате походов она составила список почти всех учреждений, узнала имена вновь прибывших руководителей, род войск новых подразделений.
В подполье Женя работала с необыкновенным воодушевлением. Она выполняла роль связной, заведовала складом взрывчатки, которую сама же доставляла в город, ловко минуя посты и проверки. Сведения, добытые ею, всегда отличались достоверностью и важностью.
Гибель Жени Колобановой явилась большой утратой не только для витебского подполья, но и для партизанской бригады «Алексея». Партизаны любили черноглазую, добрую и умную разведчицу и ласково называли её «наша Женя».
 
ОПАСНЫМИ ТРОПАМИ
 
Героическая оборона Сталинграда, окружение и полный разгром огромной группировки отборных немецко-фашистских войск на Волге, последующее успешное наступление Советской Армии на многих фронтах вдохновили всех советских людей на новые подвиги во имя победы над врагом, придали им новые силы, вселили веру в скорое освобождение.
На территории Витебской области к этому времени образовалось несколько партизанских краёв и зон. Лепельско-Ушачская зона, например, занимала площадь 3245 километров, на этой территории проживало около 80 тысяч человек. Широкую известность получили и другие партизанские зоны – Суражская, Полоцкая, Россонская, Сенненская. На 1 января 1943 года в области уже действовало 23 бригады и много отдельных партизанских отрядов.
Опираясь на их помощь и поддержку, росли и крепли подпольные организации в городах. Наряду с разведкой и политической пропагандой они вели в широких масштабах диверсионную работу. Борьба приняла исключительно острый и напряжённый характер.
В то время, когда партизаны почти непрерывно сражались с фашистскими карателями, нанося врагу большие потери, патриоты-подпольщики Витебска усиливают удары по железнодорожному узлу, устраивают диверсии на аэродроме, в различного рода мастерских по ремонту танков, автомашин и мотоциклов, ведут работу по разложению вражеских формирований. Вот как характеризовал положение в тылу 3-й немецкой танковой армии в 1943 году начальник штаба этой армии Отто Гейдкемпер.
«Главное беспокойство, - писал он, - причиняют партизаны… Весь тыл армии насыщен партизанами. Не проходит дня без того, чтобы вследствие их налётов, подрывов на установленных ими минах не гибли один или несколько человек из состава танковой армии. Из-за постоянной угрозы нападений из партизанского района можно фактически использовать только одну из тыловых дорог армии, а именно – шоссе с запада через Полоцк. Однако и эта дорога пригодна только для дневных перевозок и то при условии вооружённой охраны».
Немецко-фашистские захватчики бросают против витебских партизан регулярные фронтовые части. До 20 тысяч солдат и офицеров противника участвовало в карательной экспедиции против витебских партизан в феврале 1943 года. Гитлеровцы надеялись, что, разгромив партизан, они нанесут тем самым смертельный удар и по городскому патриотическому подполью.
Анализирую положение в районе Витебска, комиссар ГФП-703 Гаш докладывал своему начальству: «На основе полученного опыта, а также по имеющимся другим соображениям, нужно иметь в виду, что вражеская разведка поддерживает постоянный контакт почти со всеми нашими учреждениями административного характера и большими предприятиями города Витебска. Уничтожение партизанских отрядов, располагающихся в прилегающих районах города, будет иметь большое значение в пресечении фактов саботажа, подрывной деятельности, а также добывания сведений. Необходимы новые связи и новые указания для продолжения работы».
Разворачивает свою кровавую деятельность группа прифронтовой разведки Абвергруппа-210, а также Ауссенкоманда-4. Они в спешном порядке готовят разведчиков и диверсантов специально для засылки в партизанские отряды и подполье. Увеличивается военный гарнизон в Витебске. Сравнительно крупные гарнизоны обосновываются в Бабиничах, Андроновичах, Батраках, Подберезье, Лужесно, Мазолове, Хайсах. Они охватывали город плотным полукольцом на расстоянии от трёх до пятнадцати километров. Гитлеровцы всеми мерами старались обезопасить свой тыл.
Подпольщики Витебска оказались в очень трудных условиях. Это видно из письма ответорганизатора обкома ВП(б)Б по городу В.Р.Кудинова на имя секретаря обкома партии И.А.Стулова от 20 января 1943 года. «Обстановка в городе, - писал он, - сейчас нервозная. Теперь установлено много дополнительных постов, охраняющих вход и выход из города. Без пропусков задерживают, направляют в СД, тщательно обыскивают. Известны случаи, когда немцы и полицаи сбрасывают с подвод сено, дрова, из мешков заставляют высыпать содержимое… на брезент, специально для этого имеющийся на постах. Запрещено входить в город вне установленных дорог, переходить реку Двину вне установленных мест. За нарушение виновные расстреливаются. На каждом направлении выхода из города установлены разных форм пропуска».
Связь подпольщиков с партизанами и партийным руководством крайне осложняется. Сужаются возможности доставки в город пропагандистской литературы, взрывчатки. Выход из города и вход в него был сопряжён с большим риском. От вражеской разведки не ускользнуло массовое участие женщин в подпольной борьбе патриотов города. В донесении коменданту тылового района 590 лейтенант полевой жандармерии Хон писал, что у партизан «осведомительная служба большей частью исполняется женщинами. Связные полевой жандармерии получили соответствующие указания».
Проверкой документов начали заниматься не только постовые и полицейские. Это обязан был делать каждый солдат и офицер фронтовой или находящейся на отдыхе части. Стали практиковаться так называемые «контрольные дни», когда документы проверяли поголовно все военнослужащие 3-й танковой армии противника, располагавшейся в районе Витебска.
Февральско-мартовкая карательная экспедиция 1943 года против витебских партизан ещё больше осложнила положение подпольщиков. Она, по сути дела, прервала на некоторое время разведработу на город многих партизанских бригад. С февраля 1943 года ослабли связи с городом оперчекистской группы «Неуловимые», которую вместо А.П.Максименко возглавил Ян Мишин. В таком же положении оказались армейские разведгруппы П.А.Крылатых и Ю.С.Рудакова. Они вынуждены были кочевать от отряда к отряду, беспрерывно меняя место дислокации. Разведчики группы Крылатых, которая, по оценке командования, «работала хорошо, добывала ценные сведения о дислокации немецких войск в районе Витебска», совсем потеряли связь с городом. В подпольных группах, которые работали с ними, в январе-марте 1943 года произошли тяжёлые провалы. Гитлеровцами были выслежены и схвачены наиболее ценные разведчики, легализовавшиеся в Витебске: коммунист-москвич Михаил Кузьмич Янин («дядя Миша», «Грач», «Андреев») и комсомолка-москвичка Александра Степановна Виноградова («Катя»).
М.К.Янину удалось оформить прописку в Витебске и устроиться в июле 1942 года чернорабочим на железнодорожном узле. В этом ему помог витеблянин Леонид Эрдман, имевший немецкие документы и получивший 23 июля 1942 года в городской управе патент сапожника-надомника. Подпольная группа М.К.Янина, в которую входили Л.А.Эрдман и С.С.Пискунова (ныне Шлык), действовала почти восемь месяцев. Она давала ценные сведения о переброске войск и грузов противника по железной дороге. Янин жил в доме, который стоял около железнодорожных путей в конце улицы Киевской. Это позволяло ему круглосуточно наблюдать за перевозками. Он научился безошибочно определять характер военных грузов.
Под видом племянницы на связь к «дяде Мише» регулярно приходила Софья Пискунова. Она передавала ему задания, деньги, газеты, листовки, а от него уносила исчерпывающую информацию, благодаря которой удары советской авиации по железнодорожному узлу обрушивались именно в тот момент, когда там скапливались воинские эшелоны.
Однако вскоре нагрянула беда. По доносу предателей в ночь с 6 на 7 ноября 1942 года была схвачена и брошена в казематы СД Софья Пискунова. Вторая связная группы Крылатых, Ирина Жан Ван-фу («Китаечка»), вовремя была предупреждена матерью С.С.Пискуновой и избежала ареста. Но, естественно, её нельзя уже было дальше использовать в качестве связной для работы в Витебске. 8 ноября была арестована резидент армейской разведки в городе Ольга Пинчук. Это она через Жан Ван-фу и С.С.Пискунову передала из Витебска одно из писем В.З.Хоружей.
Фашисты пытали, истязали Ольгу, но ни на очной ставке, ни на допросах она не назвала своих товарищей. С.С.Пискунова, которая в одной камере с Ольгой Пинчук провела ночь перед её казнью, вспоминает, что она еле узнала свою боевую подругу. Опухшая, в кровоподтёках и ссадинах, Оля обняла Соню и сказала: «Много раз я от них выкручивалась, но на этот раз не удастся. Всё кончено, а как много хотелось сделать! Как хотелось дожить до победы. Пощады не жду. Сейчас я спокойна – всё же что-то сделала для Родины».
Осталась жива С.С.Пискунова. Её отпустили под надзор полиции. Ежедневно полицейский Крицкий приходил проверять, дома ли его поднадзорная. Выполнять обязанности связной она также не могла.
Для осуществления связи с М.К.Яниным в Витебск была прислана А.С.Виноградова («Катя»). С помощью подпольщиков из группы коммуниста П.С.Смирнова она была прописана в городе. Сначала жила в доме Е.И.Тычининой по 17-й Городской, 6, а затем в семье патриотов Захаровых, дочь которых Мария Пименовна являлась связной в группе П.С.Смирнова.
Виноградова была обаятельной, умной и находчивой девушкой. Она быстро восстановила нарушенные связи с группой М.К.Янина, привлекла к работе комсомольца Женю Баранова – помощника машиниста паровозного депо, помогла ему создать подпольную группу из надёжных людей и стала получать от него нужную информацию. Много и упорно работала сама. Умела выуживать необходимые сведения у немецких солдат и офицеров.
В доме Е.И.Тычининой жили гитлеровцы. К ним часто приходили выпивать однополчане. Однажды пришёл солдат, которого звали Вилли. Он сопровождал воинские эшелоны и очень гордился этим.
Выпив пару чарок, Вилли расхвастался:
- Мне поручают самые ценные поезда, и не один не пошёл под откос, а у других летят. Почему? Вили не дурак. Он всё видит. Когда другим дают важный груз, то назначают усиленный конвой. На ходу поезда конвоиры стреляют и будят партизан за десятки километров. И партизаны ползут, ползут и подрывают. А я не дурак. Дадут ценный груз – предупреждаю, чтобы не единого гудка, ни единого выстрела – полнейшая тишина. Партизаны думают, что это простой эшелон, и пропускают.
Болтливый Вилли не подозревал, что его откровение о «тихих поездах» будет немедленно передано подпольщиками по назначению.
Через город двигалась фашистская мотопехота. Гитлеровцы остановились на отдых. Разместились на квартирах, где проживали немецкие солдаты и офицеры. Один солдат был определён в дом Тычининой. Разведчице надо было во что бы то ни стало выяснить, из какой он части.
Когда гитлеровцы сели обедать, «Катя» сделала всё, чтобы получить приглашение к столу. Она шутила, улыбалась. Солдат клюнул на приманку и усадил её рядом с собой. Обед пошёл веселее.
- Хорошая была бы пара, только они разных национальностей, - заметила хозяйка.
- Это не имеет значения. Гут паненка, - отвечал польщённый гитлеровец.
- Конечно, не имеет, - поддержала «Катя». – Только вот беда: вера-то у нас неодинаковая, а по закону божьему бракосочетаться могут только единоверцы. У меня вот крестик, а у вас…
С этими словами, наивно улыбаясь, «Катя» мгновенно выхватила висящий на шее у солдата медальон.
- Ой, извините, я думала, что это тоже крестик, - смущённо сказала девушка и тут же возвратила медальон.
Но и этого мгновения было достаточно, чтобы разведчица запомнила интересующий её номер.
- Паненка, это нельзя. За это мне может быть очшень плёхо, - разъясняет немец, пряча медальон на груди.
- За что плохо, от кого? – не унимается «Катя». – Ах, понимаю. Это, наверное, память от невесты, талисман, вот вы и боитесь потерять. Ай-яй-яй, а ещё кавалер. Правда, у вас есть невеста?
- Найн, найн! Это другое, но я не могу вам сказать, - успокаивал девушку подвыпивший фашистсикий вояка.
Но «Катя» уже бежит в свою комнату и через несколько минут выходит одетая.
- Извините. Заболталась с вами, на работу опаздываю. Встретимся завтра. Ауфвидерзейн! – весёлая и лёгкая, как птичка, она скрылась за дверью.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz