Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 3 | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 3.
 
* * *
В назначенное время Серёжа подошёл по указанному Феодосием адресу, постучал условным сигналом в окно. Дверь перед ним распахнулась. Но в доме он никого не заметил кроме женщины средних лет и маленького пацанёнка лет десяти. Но на всякий случай он решил назвать пароль. Женщина, недоверчиво глядя на него, постучала кочергой в половицу пола. Откинулась крышка люка, ведущего в подпол, оттуда показался усатый мужчина средних лет с тёмными усталыми глазами. Серёжка оторопело взглянул на него.
-Я от Тихона, - выдавил он из себя.
Мужчина молча и изучающее смотрел на него. Юноша догадался, чего от него ждут, повторил снова пароль. Мужчина, внимательно изучая его взглядом, кивнул головой на люк в подпол. Пропустил его вперёд, сам спустился следом. В помещении, куда попал Серёжа, находилось ещё двое мужчин – постарше того, что встретил Серёжу, и помоложе его. Помещение было довольно просторное, чистое. Из ящиков был сооружён стол, на котором находился самодельный радиоприёмник.
-Это ты что ли Тюленин, о котором Тихон говорил? – одними глазами улыбнулся ему пожилой мужчина, поглаживая свои усы.
-Я, - оторопело ответил Сергей.
-Меня можешь называть дядя Фёдор, - протянул ему руку пожилой мужчина, Сергей пожал её. – А это Аким и Владимир, - представил он своих товарищей.
-Ну ты присаживайся, где место найдёшь, - сказал ему Аким – тот, который его встретил.
Серёжка сел к столу, приготовил бумагу и карандаш. Присутствующие посмотрели на него, переглянулись. Однако, молодой, Владимир, тоже приготовился записывать сводку. Аким посмотрел на часы, сказал:
-Ну что ж, пора уже, - и начал крутить ручки приёмника, настраивая его на нужную волну. В помещении раздался зычный, торжественный голос Левитана:
-Говорит Москва. От Советского Информбюро. Оперативная сводка за…
У Сергея захолонуло и забилось сильнее сердце. Сколько раз он слышал эти слова! Раньше, до оккупации, он старался слушать сводки каждый день, и это для него было обычным делом. Но теперь голос Москвы, голос Левитана был для него самым дорогим, самым близким. У юноши радостно билось сердечко, возбуждённо горели глаза. Он старался не пропустить ни одного слова, внимательно слушал, приоткрыв рот и не отрывая своего взгляда от радиоприёмника.
-Немецкие войска подошли к ближним подступам Сталинграда, заняли населённые пункты… - продолжал говорить Левитан.
И только когда речь диктора закончилась, Серёжка понял, что так и не записал ни одного слова.
-Скверные дела, Сталинград сдали, - говорили мужчины.
-Пока ещё нет, только подступы.
-Да считай, что уже в Сталинграде.
-Я пожалуй пойду, - нерешительно сказал Тюленин. Ему кивнули.
-А можно будет ещё к вам приходить? – с надеждой спросил он у них.
-Ну, коль хвоста не приведёшь за собой, то приходи, - кивнул ему дядя Фёдор.
-Нет, я осторожно, - обещал им Серёжа…
 
-Ну ты принёс? – встретили его друзья.
-Нет, не успел записать, - оправдывался Тюленин.
-Что делать будем? – спросил у друзей Дадышев.
-А что там говорили? Расскажи, - с надеждой подался к нему Сёма, взял за руку.
-Расскажу, конечно! Я всё-всё запомнил, - глаза у Сергея возбуждённо горели. – Бери бумагу, пиши! – обратился он к Вите Лукьянченко.
Когда Витя устроился за столом с карандашом и листом бумаги, Сергей почти дословно ему продиктовал последнюю сводку Совинформбюро.
-Сталинград сдали, это скверно, - почесал затылок Дадышев, копируя движение своего предводителя.
-Пока ещё нет, только подступы, - повторил Сергей из услышанного разговора мужчин.
Они собрались в комнате Вити Лукьянченко. Пришли почти все, кроме Володи Куликова и Стёпы Сафонова.
-Ладно, давайте без них начинать, - предложил Сергей, доставая чудом появившиеся у него чистые тетради.
-Где взял? – удивились товарищи.
-Сестра дала.
В коридоре послышались голоса. Через некоторое время в комнату ввалились довольные Сафонов с Куликовым, с ними было две девушки.
-Знакомьтесь, - представил девушек своим друзьям Стёпка, - Тося Мащенко и Валя Борц.
Светловолосую, с длинными пышными косами и большими серыми глазами Тосю Мащенко Сергей знал. Он очень часто видел её со Стёпой Сафоновым. Это была шустрая весёлая девушка, за словом в карман не лезла. Любила петь. Тюленин часто её видел в клубе. Вторую девушку – Валю Борц – он не знал. Это была серьёзная, стеснительная девушка, со светло-русыми косами, голубыми выразительными глазами. При виде хлопцев она смущённо улыбалась, показывая при этом ямочки на розовых щёчках. Серёжка, сам не зная почему, тоже почувствовал смущение и нерешительность, глядя на эту девушку. Всё дальнейшее время, что они находились в комнате, он молчал, слушая весёлую и беззаботную болтовню своих товарищей, временами поглядывая на Валю. Она тоже смущённо молчала, бросая на него свой взгляд. Писала она быстро, аккуратно и грамотно. Тося же всё время болтала с ребятами, живо поддерживая их разговор и их шуточки.
 
* * *
-Серёжа, с днём рождения тебя! – встретили утром его родные.
-С семнадцатилетием! – улыбнулась ему мама. Все были внимательны к нему сегодня. И даже Гаврила Петрович по такому поводу достал из сундука свой праздничный наряд и с гордостью поглядывал на своего младшего сына.
Сергеем своего единственного общего и позднего ребёнка Тюленины решили назвать в честь старшего сына Гаврилы Петровича, погибшего в годы гражданской войны. И поневоле Тюленин-отец часто сравнивал младшего сына со старшим и не находил в них ничего общего. Старший был серьёзный, деловой, целенаправленный, в комсомол занимал руководящую должность. В 1919 году его предали врагам, долго пытали и сбросили в шурф шахты. Младший же был шпана-шпаной, хулиганистый, упрямый. И в комсомол его из-за его поведения не принимали. Казалось, что у парня нет никакой цели в жизни, и это Гаврилу Петровича здорово угнетало.
-Сегодня ко мне товарищи придут, - сказал Серёжка родным, вставая из-за стола, взяв в руки свою любимую кепку и направляясь к двери.
-А сейчас ты куда? – подалась к нему мать.
-По делам, - коротко ответил он.
-Какие могут быть дела в такой день? – пробурчал отец.
Серёжка направился на рынок. Там всегда было много народа и задуманное можно было выполнить с минимальным риском. Он засунул руки в свои широкие штанины, направился вдоль рядов, поглядывая по сторонам и беззаботно насвистывая. Кепка по-ухорски сидела на его затылке. А люди вокруг даже и не замечали, что время от времени этот юноша, больше похожий на мальчика, время от времени незаметно доставал из кармана скомканную бумажку и совал её в корзины или карманы прохожим.
Впереди Сергей заметил полицейского с белой повязкой на рукаве. Он стоял у щитка с объявлениями и что-то доказывал старичку, просившему милостыню. Серёжка сзади подошёл к нему и, уловив нужный момент, сунул лист бумаги ему в карман. Весело и озорно улыбаясь, удалился от него. Наткнулся на высокого, темноволосого, аккуратно одетого юношу.
-Я всё видел, - шепнул тот ему на ухо. – Ты зачем это сделал?
Серёжка взял его за руку, отвёл в сторону.
-А чтоб почитали, - беззаботно сказал ему Сергей.
-Зачем напрасный риск? – не понимал Володя Куликов.
-Так интереснее, - ответил ему Серёжка. – А среди мирных жителей пускай девчонки распространяют.
Вспомнив о девушках, улыбка спала с его лица.
-Слушай, Володька, ты Валю давно знаешь? – посмотрел на товарища Сергей.
-Ну да. Мы учились с ней в одной школе.
-А кто она? Расскажи о ней?
-Девушка как девушка. Мать её учительница.
-Что из себя она представляет?
-Кто? Мать? – удивился Куликов.
-Нет, Валя, - уточнил Сергей.
-Э-э, да ты влюбился, - усмехаясь, посмотрел Владимир на своего вожака.
-Да нет, нет, - смущённо оправдывался Сергей. – У нас серьёзное дело, и кого попало в него посвящать нельзя. А эту девушку я не знаю, - выкрутился Тюленин.
-Серьёзная, решительная, упрямая, своего добивается. Для нашего дела отлично подходит. Ты это хотел узнать? – Куликов с ехидцей посмотрел на Тюленина.
-Да, - не заметив подвоха, кивнул ему Сергей.
-Ко мне Толька Лопухов подходил, - через некоторое время Володя сообщил своему товарищу.
-Что ему надо? – внимательно и подозрительно посмотрел на друга Тюленин.
-Да всё то же. Интересуется, кто листовки распространяет, - глядя в сторону и жуя травинку, сообщил Куликов.
-А ты чего? – насторожился Сергей.
-Как договаривались. Ни слова, - перевёл на него взгляд Володя, прищурился.
-Надо оружие перенести на шахту № 4, найти там местечко для него, - сказал Сергей тихо, оглядываясь по сторонам, приблизился к другу вплотную.
-Зачем? – удивился тот.
-Там местечко хорошее есть для тренировок, - сообщил Сергей товарищу. – Надо к настоящему делу уже приступать.
Владимир кивнул головой.
После обеда у Тюлениных собрались почти все его друзья. Кроме Семёна Остапенко, матери которого снова пришлось уйти из города и оставить старшего сына присматривать за младшими. Стёпа пришёл с Тосей Мащенко. Вали с ними не было. Время ребята провели весело. Шутили, играли в домино, Серёжка терзал свою любимую балалайку, сочинял разные частушки, он некоторых из них его матери и сёстрам приходилось опасливо поглядывать на окна и на дверь, шикать на своего непокорного сына и брата. Друзья его беззаботно смеялись над изображёнными им образами немцев и полицаев.
Разошлись ребята, когда на улице уже начинало темнеть.
 
* * *
Утром Сергея разбудили голоса за стеной. Юноша потянулся в кровати, улыбнулся. Вставать ему пока не хотелось, и он начал слушать разговор, происходивший в соседней комнате. Говоривших было двое. Он узнал голос отца и их соседа – старика Степанова.
-А я тебе говорю, что сдали наши Сталинград и вообще отступают и бегут, - говорил сосед.
-А я тебе говорю, что далеко не убегут. А как же мы? – отвечал Гаврила Петрович.
-Да не нужны мы им, города сдают друг за другом. Кому мы-то с тобой нужны?
-Да, никому, выходит, - согласился Тюленин-старший.
Сергей встал с постели, не одеваясь, прошёл в соседнюю комнату, по дороге взяв со стола в кухне морковку. Заглянул в комнату родителей, прислонился к дверному косяку, грызя морковку и с прищуром глядя на мужчин.
-А тебе что тут надо? – обратился к нему отец. – А ну подь отседова! – цыкнул он на сына.
-Почему это, батя? Мне интересно вас послушать, - возразил его сын. Тон в его голосе был деловой, так не вязавшийся к нему и его внешнему виду – тощему, костлявому, лохматому пацанёнку, одетому в одни короткие подштанники.
На какое-то время в комнате повисло молчание.
-Дядя Егор, а откуда Вы взяли, что наши Сталинград сдали? – обратился к соседу Сергей.
-Так вот же, здесь написано, - сунул ему сосед листовку, написанную ровным ученическим почерком.
-Откуда это у Вас? – сделал удивлённое лицо Сергей.
-Анфиска вчерась с базара притащила, - сообщил сосед. Юноша сделал вид, что читает текст на бумаге.
-Но ведь это же запрещено, - посмотрел он на соседа. – За хранение такого расстрел обещают.
-Да кто узнает-то? Я же только вам, - доверительно говорил сосед.
-А как Вы думаете, здесь правда написана? – спросил Серёжка у Степанова.
-Да кто его знает? – задумчиво проговорил сосед. – Тут написано, что это сводка от Советского Информбюро. Значит правда.
-А вот ты скажи, - обратился сосед к Сергею через некоторое время. – Почему наши войска отступают? Почему не бьют немцев? Почему сдались?
Серёжка воспылал злостью на такие слова, сжал кулаки, подался вперёд.
-Красная Армия не сдалась, а временно отступила! Чтоб с новой силой начать громить врага. И вы ещё увидите, что Советский Союз сотрёт в порошок проклятую Германию, и на всей земле восстановится мир! – возбуждённо говорил Сергей, глаза его горели злым огнём от ненависти к фашистам, которые сейчас овладевали всё новыми территориями его любимой Родины.
-Да как же сотрёт-то? – снова заговорил сосед. – У них вон какая силища, сколько техники.
-Техника ничто не значит, ей управляют те же люди! – спорил Сергей.
-Человек слабее техники, - взглянул сосед на парня, глаза которого смотрели на него негодующе, непонимающе.
-Вы ошибаетесь, - коротко возразил юноша.
-Разве попрёшь с голыми руками против танков ихних или самолётов? – с интересом посмотрел на парня Степанов.
-Почему же с голыми? У нас тоже и танки есть, и самолёты, - в запале говорил Серёжа.
-А где они? – внимательно, с прищуром посмотрел сосед на своего юного собеседника.
-Да, возможно, у нас сейчас и меньше техники чем у немцев, - сдался Сергей. – Но всё равно, мы не должны опускать руки. Мы должны бороться и здесь, в тылу фашистов! – с горячностью говорил юноша.
-Ты что такое говоришь? – строго и с опаской посмотрел на него Гаврила Петрович. Сергей перевёл взгляд на отца:
-А то и говорю, что мы не должны сидеть сложа руки и ждать, пока нас освободят. Мы должны помогать своей Красной Армии повсюду, где находимся, - прямо и открыто смотрел юноша на своего отца.
-Вырастил щенка на свою погибель, - буркнул старший Тюленин.
В это время в комнату заглянула Даша.
-Серёжка, к тебе там пришли, - сообщила она.
-Кто? – удивился он, так как никого сейчас не ждал.
-Осьмухин. Говорит, что по делу, - говорила девушка.
Серёжка вышел на кухню, взглянул на ожидающего его приятеля.
Володю Осьмухина Сергей знал по школе, в которой они вместе учились, по занятиям в техническом кружке. Но, в общем-то, ничего общего у них не было, ничего их не объединяло. Владимир был юношей среднего роста, со светлыми волосами, тёмными узкими, с прищуром, глазами. Это был серьёзный, деловой, целеустремлённый парень, всего на полгода постарше Серёжи. Увлекался он физикой, электротехникой, в школе не раз чинил электричество. Любил что-нибудь конструировать, собирать. Они вместе посещали авиамодельный кружок.
-Поговорить надо, - поздоровавшись, проговорил он.
Серёжка со стула в своей комнате захватил майку, штаны и, на ходу одеваясь, кивнул Владимиру на дверь. Они прошли в дальний угол двора, устроились возле груши.
-Тебя хочет видеть один человек, - через некоторое время сообщил Сергею Осьмухин.
-Кто он? – невольно вырвалось у Тюленина.
-Я не могу об этом говорить, - посмотрел на Сергея Володя. – Он будет ждать тебя завтра утром вот по этому адресу, - Владимир протянул Сергею маленький обрывок бумажки. – Адрес запомни, записку уничтожь.
Сергей удивлённо посмотрел на Осьмухина. К чему такая таинственность? Неужели нельзя было просто назвать адрес? Он прочёл его. Машинально достал из кармана спички и поджёг бумагу.
-Сергей, может ты знаешь, кто баню зажёг, листовки пишет? – внимательно, с прищуром, посмотрел Владимир на своего собеседника. Сергей оторвал взгляд он сгоревшего клочка бумаги и перевёл его на Осьмухина, серьёзно и сосредоточенно его рассматривая.
-Нет, - соврал он. – Сам их ищу.
-Давай искать вместе? – предложил Владимир.
Сергей усмехнулся, улыбнулся.
-Давай, - согласился он.
-А на бирже ты уже был? – узнавал Осьмухин.
-Нет. И не собираюсь, - беззаботно ответил ему Тюленин. – А ты? – внимательно и с интересом разглядывал он своего приятеля.
-Был, - кивнул головой Владимир. – Пришлось, - говорил он, отвернувшись от Сергея и рассматривая парящую в облаках птицу. – Пришли и насильно заставили вернуться на прежнюю работу.
-Вот и Надю так же, - задумавшись, говорил Сергей, подбрасывая в воздух камешки, пытаясь ими жонглировать.
-И ты работаешь на них? – через некоторое время удивлённо посмотрел Сергей на Владимира.
-Ну ничего, мы на них наработаем! – уверенно заявил Осьмухин.
 
* * *
По степи, утопая в пыли и жарких, палящих лучах солнца, шли несколько подростков, направляясь в сторону шахты № 4. Они тщательно обходили стороной окраины города и прилежащие к ним дороги. Через плечо у каждого из них были переброшены мешки, в которых находились овощи.
-Ну вот, и дело сделаем, и продуктов в дом принесём, - по-деловому говорил Семён Остапенко.
-Винтовки ночью перетащим, - рассуждал Тюленин. – Нам они вот как необходимы, - он провёл себе по шее большим пальцем.
-Надо бы в город оружие нести, а мы наоборот его от города тащим, - не понимал Дадышев затеянную идею предводителя. – Если пригодится, на шахту бежать что ли?
-Надо и в городе найти место для склада, - предложил Тюленин. – А на немецкий склад ещё вылазки делать.
-Сгоревшая баня подойдёт для нашего склада, - со знанием дела посмотрел на ребят Куликов. – Я узнавал, немцы там больше не появляются. И местность подходящая.
-Надо найти там местечко, - соглашаясь с товарищем, кивнул Сергей.
Ребята какое-то время шли молча.
-Ко мне опять Кошевой подходил, - сообщил друзьям Остапенко. – Говорит, что есть люди, готовые бороться против врагов.
Тюленин усмехнулся.
-А ко мне Лопухов с Арутюнянцем подходили. Узнавали, что я дальше делать собираюсь и согласен ли вступить в их группу, - говорил Володя Куликов.
-Какую группу? – насторожился Серёжка.
-Не знаю, не уточнили.
-А ты чего?
-Сказал, что подумаю.
-А ко мне Осьмухин сегодня приходил, - сообщил друзьям Сергей.
-Зачем? – спросили сразу несколько человек. Сергей пожал плечами.
Снова наступило молчание.
-Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор,
Нам разум дал стальные руки-крылья,
А вместо сердца пламенный мотор…
Начал свою любимую песню Володя Куликов, задумчиво глядя перед собой вдаль, окидывая взглядом широкую, бескрайнюю, жёлтую степь.
-Всё выше, выше и выше
Стремим мы полёт наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ…
Поддержал его Лёня Дадышев, за ним и остальные ребята. Когда закончилась эта песня, ребята начали другую:
-Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны,
Выплывают расписные
Стеньки Разина челны…
Так, с песнями они и добрались до нужного места – заброшенной шахты № 4.
-Куда всё девать будем?
-Давайте сразу в ствол спустим, - предложил Сафонов.
Сергей подошёл к вентиляционному стволу, попробовал на прочность клеть.
-Что-то не внушает она мне доверия, - усомнился он. Но всё же, уцепившись за неё, попытался спуститься. Она тут же затрещала и оборвалась. Серёжка смог извернуться и приземлиться на ноги, крепко держа в руках мешок так, чтоб содержимое из него не рассыпалось.
-Не выдержала, - удивился он. – Ребята, давайте лучше по верёвке, что с собой принесли, - крикнул он наверх друзьям.
Услышал голоса наверху, увидел скинутую вниз верёвку.
-Цел? – спросил его первый спустившийся, им оказался Сёма Остапенко.
-Цел, - удивился Серёжка. – А что может быть-то? – не понимал он товарища.
-Ты так грохнулся, что мы все перепугались. Думали, что каюк уже, по кусочкам собирать придётся.
-Зачем собирать целого и здорового человека? – пожал плечами Сергей. – Странные вы люди.
-Жив? А то ты нас так перепугал, - похлопал Тюленина по плечу Стёпа Сафонов.
Сергей к этому времени уже развязал свой мешок.
-Фонарик есть у кого-нибудь? – спросил он.
Володя достал фонарик, включил его.
-Если здесь будем собираться часто и надолго, то это не выход, зарядка скоро закончится, - сообщил он.
-Нужно тогда что-то другое придумать.
-А что тут думать-то? В Средневековье факелами пользовались, - продолжая разгружать свой мешок, рассуждал Тюленин.
-Да керосинку надо сюда притащить, - подключился к разговору Дадышев. – У нас была где-то старая.
-Отличная вещь! – воскликнул Серёжка, извлекая из мешка гранату. Подбросил её в руке.
-Ты чего вытворяешь? – испуганно взглянул на него Куликов.
Тюленин посмотрел на него, засмеялся.
-Не боись, не взорвётся, - успокоил он товарища. – В ней же запала нет.
Остальные тоже выложили из своих мешков гранаты и складывали овощи обратно в мешки.
-А было бы здорово Управу взорвать, - мечтательно изрёк Тюленин.
-Как ты это сделаешь? – удивились друзья. – К ней ведь не подступиться.
-Из школы Горького можно. Из чердака. Я уже узнавал. Вполне реально, - не унимался Серёжка.
Друзья его переглянулись.
-Ну и как ты себе это представляешь? – спросил его Семён. – Там расстояние вон какое большое. Не докинешь.
-Я докину, - возразил Сергей, подобрал камень из слежавшейся породы и зашвырнул его в тоннель шахты.
Камень и действительно пролетел далеко. Ребята только по звуку догадались, где он упал.
-Нужно измерить какое там расстояние и отмерить такое же здесь. И потренироваться, - предложил Володя Куликов.
-И лучше на поверхности, - посоветовал Сафонов. – Там простора больше.
 
* * *
Падение и прыжок в шахте всё же не прошли даром для Серёжи. Уже на обратной дороге домой он почувствовал боль в ноге. Стараясь не показывать этого своим друзьям, шёл бодрой походкой, распевал вместе со всеми советские песни, шутил. Но ночью боль в ноге усилилась, он почувствовал это, когда встал по нужде. Еле дополз до нужника и вернулся обратно. Но утром нужно было незаметно выскользнуть из дома, чтоб родные ни о чём не догадались. И, кажется, ему это удалось.
Когда он прихромал по назначенному адресу и постучал в окно, ему открыли дверь, провели в комнату.
-Филипп Петрович! – радостно и удивлённо вырвалось у Серёжки. Радостно потому что Сергей догадывался, что в городе должны были оставить людей для подпольной работы, и он догадался, что именно этот человек с ними связан. А удивился тому, что такие люди сами ищут с ним встречи.
-Узнал меня? – подмигнул ему Филипп Петрович.
Да, Серёжка его конечно же узнал. Филипп Петрович Лютиков был видной и известной фигурой в городе, его знали многие. А Серёжке он был больше известен как председатель родительского комитета школы. Бывало, что сам Лютиков беседовал с Тюлениным на счёт его поведения, их беседы заходили и о человечестве в целом, о роли каждого человека в обществе.
-Конечно узнал! – в ответ ему улыбнулся Тюленин. – Володька мог бы и сразу сказать, что это именно Вы ищите со мной встречи. А то я целые сутки терзался, всё думал, кто это может быть.
-Не спеши, парень, - ответил ему Лютиков. – Присядь, - он выдвинул из-под стола табуретку и поставил её рядом с собой, указал жестом на неё Тюленину. Тот присел на неё.
Филипп Петрович долго и внимательно разглядывал Серёжку, глаза которого горели от нетерпения. Лютиков прекрасно знал сидящего перед ним паренька, его поведение, молва о нём ходила по всему городу. Многие его считали хулиганом. Он и правда был предприимчив на выдумки и всяческого рода шалости. Но Филипп Петрович в этом пареньке смог разглядеть стержень, опору. И он решил именно Тюленина привлечь к своему делу. За таким авторитетным лидером (а среди ребят своего возраста он пользовался авторитетом) и другие ребята пойдут.
-Нам нужны люди, - заговорил он без всякого вступления.
У Серёжки радостно забилось сердце, но он сдержался:
-А я здесь причём? – пожал он плечами.
-Сергей, - внимательно и серьёзно посмотрел на юношу Лютиков, - я не спрашиваю тебя, нравится ли тебе нынешнее положение. Знаю, что нет. И знаю, что ты на месте сидеть не будешь. И будешь бороться сам, один. А это может до беды довести. И я не спрашиваю, кто поджёг баню, так как знаю, что это твоих рук дело, - Серёжка при этих его словах, было, возмутился, взметнул на него свой взгляд, но Лютиков жестом руки остановил его. – Никто кроме тебя не мог это сделать, - продолжил говорить Филипп Петрович.
-Поэтому и обращаюсь к тебе, - говорил Лютиков. – Ты согласен работать вместе с нами?
-Конечно! – обрадовался такому повороту событий Сергей.
-Ты на бирже был? – внимательно посмотрел на него Лютиков.
-Нет, - отрезал Сергей.
-Приходи к нам в мастерские, - предложил Филипп Петрович.
-Нет! – возразил юноша. – Я на них работать не буду нигде и никогда! – горячился он.
-Ну, это ты зря. Всё равно ведь заставят. Или увезут в Германию.
-Не выйдет у них этого! – воспылал Сергей.
-Ну, как знаешь, - уступил Лютиков. – Надумаешь, приходи.
Сергей кивнул головой. Поднялся с табуретки.
-Надеюсь, тебе не надо напоминать, чтоб о нашей встрече никто не узнал? – взглянул на него Лютиков.
Сергей кивнул. Направился к двери.
-А текст для листовок где берёте? – остановил его вопрос старшего наставника.
Он резко обернулся.
-Каких листовок? – расширил глаза от удивления Сергей.
-Тех, что на улице начали появляться.
-Не знаю я, кто их пишет, - живо ответил Сергей.
-Ну ладно. Иди, - задумался Лютиков. – Задания от Осьмухина будешь получать, - сообщил он юноше на прощание. – Или от Орлова. Знаешь его?
-Да, знаю, - кивнул Серёжка.
 
Сергей, хромая, шёл вдоль улицы, пристально и внимательно наблюдая за происходящим. Невзрачный, невысокий подросток не привлекал ничьего внимания. Он думал сейчас о только что происшедшей встрече с Лютиковым. О том, что пора бы уже навестить пригороды Изварино. Вспомнил об Управе, о будущей диверсии, о том, что нужно бы измерить расстояние (если не метражом, то хотя бы визуально, хотя лучше бы метраж). За этими мыслями он подошёл к нужному зданию, прислонился к ближайшему дереву у школы Горького. Засунув руки в карманы и надвинув на глаза кепку, начал наблюдать за передвижениями у Управы. Подъехал автомобиль немецкого начальства. Серёжка сплюнул сквозь зубы и направился к дверям Управы, распахнул перед начальством дверь. Немец удивлённо посмотрел на него, обернулся к сопровождавшим его людям, что-то сказал по-немецки.
-А ты как здесь оказался? – зашипел на парня полицейский. – А ну вали отсюда, - и он дал ему подзатыльник, подтолкнул к калитке.
Серёжка ждать не стал, тут же исчез. Дело своё он сделал, и теперь знал точное расстояние от школы до Управы.
На глаза ему попался плакат, призывающий молодёжь добровольно ехать в Германию и расписывающий красивую жизнь там. Юноша осмотрелся по сторонам. Быстрым движением сорвал его, хотел разорвать, но далеко на улице заметил полицейских, бросил на землю плакат и, засунув руки в карманы и насвистывая, направился в их сторону. Они на него не обратили никакого внимания.
Неожиданно сзади его схватили за плечо крепкие руки, резко остановили. Он обернулся. Надя.
-Тебе чего надо? – ершисто завозмущался парень, дёрнул плечом, освобождаясь от цепких рук старшей сестры.
-Ты почему хромаешь? – с тревогой спросила она.
-Ногу подвернул, - признался он.
-Горе ты моё луковое, - сказала Надя. – Сильно болит?
-Нет, - соврал Сергей и отвернулся от неё.
-А то я тебя не знаю, - усомнилась сестра. – Давай посмотрю.
-Не здесь, ты чего? – засопротивлялся парень. Здесь же полно народа, а она с ним возится как с малым младенцем. Сопельки бы ещё платочком вытерла!
-Я тебя не спрашиваю, а просто довожу до твоего сведения, - твёрдо заявила сестра, руша всяческие надежды на спасение.
Он посмотрел на сестру, взгляд у неё был решительный. Да, в такие моменты с ней спорить было бесполезно. И он уступил ей. Махнул рукой.
-Всё равно тебя не переспоришь, - он сел на ближайший уступ. Снял ботинок и поднял штанину. Она пристроилась возле него, начала осматривать и осторожно ощупывать его ногу. Серёжку резанула острая боль, он закусил губу, чтоб сдержаться.
-Мучительница, - выдохнул он.
-Ничего страшного. Жить будешь, - успокоила его Надежда. – Дома перевязать надо будет.
-Что я маленький что ли с повязками ходить? – возразил парень, одевая ботинок.
-Тебя Дадышев спрашивал, - сообщила сестра.
-Зачем? – подался к ней Сергей.
-Не знаю.
И они разошлись. Надежда отправилась по своим делам, а Сергей – на поиски своих друзей. Нога и действительно у него почти уже не болела.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz